1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>
Пятница, 07 Августа 2015 19:38

Жизнь с шизофренией (материалы ВДПЗ 2014)

Оцените материал
(0 голосов)

Образ 2014Всемирная федерация психического здоровья разместила на своем сайте информационные материалы для проведения Дня психического здоровья в 2014 году. Совместными усилиями мы перевели материалы, предложенные нашими коллегами из Всемирной федерации психического здоровья. Ниже предлагаем вам с ними ознакомиться:

Предисловие

перевод Натальи Владимировой (Невинномысск, Россия)

"Жизнь с шизофренией" - тема, которую мы выбрали для дня психического здоровья 2014 года, и к которой можно подходить с различных точек зрения. Позвольте мне перечислить некоторые.

Кто живет с шизофренией? Прежде всего, люди, которые страдают от нее. Не имеет значения, является ли это заболеванием или расстройством, называете ли вы его шизофренией или дисфункцией интеграции, относите ли вы это к людям, которые страдают от нее, как пациенты, получающие помощь или потребители. Важно то, что они невероятно страдают, а остальные из нас, кому посчастливилось избежать этой участи имеют моральное обязательство демонстрировать солидарность и помощь. Мы не должны забывать две вещи. Во-первых, мы должны осуществлять наши благотворительные, защитные, профессиональные и социальные роли, и, во-вторых, никто не застрахован от психических заболеваний, включая нас и наши семьи. Помогая людям, страдающим шизофренией и содействуя профилактике, лечению и исследованию в этом направлении, мы помогаем себе.

Некоторые люди, даже профессионалы, считают, что шизофрения расширяет спектр человеческого опыта; она может даже привести людей к духовности. Они верят, что люди с этим расстройством на протяжении всей истории человечества были инициаторами новых религий и духовных движений, они открывали новые пути в восприятии существования и границы жизни, и они же развивали новые философские теории. Это верно, они, безусловно, могут сделать все эти вещи, но не в большей степени, чем не страдающие. То, что действительно отличает их от других людей, так это степень психологической боли, которую они испытывают, ее интенсивность, длительность, и это часто непереносимая боль. Масштаб интенсивности и устойчивости этой боли является самоубийственным потенциалом такого пациента. Боль в сочетании с восприятием социальной изоляции, производимой клеймом, наложенным на больных шизофренией, заканчивается установленным способом лечения, который по-прежнему преобладает во многих частях мира.

Таким образом, основные категории людей, которые "живут с шизофренией" являются сами пациенты. Однако, есть и другие, которые также живут с ней. Это члены семьи, сиделки. Они также должны жить с этим заболеванием, они это хорошо знают, они знают ее проявления и они, как правило, знают, как они могут сосуществовать с ним. Помощь от семьи, как правило, обычно превосходит даже лучшие стационарные или общественные средства, особенно в некоторых семейно ориентированных культурах. Все же есть цена за это. И это воздействие шизофрении на здоровье членов семьи и сиделок. Бремя шизофрении также падает на них.

Профессионалы также "живут с шизофренией". Некоторые из нас имеют дело с этой болезнью всю нашу трудовую жизнь. Мы знаем ранние признаки и симптомы, многочисленные и переменчивые пути, в которых она клинически выражается, трудности в обнаружении и диагностике, риски, связанные с ней, трудности пациентов и их родственников в примирении с ней, социальное клеймо, наложенное на нее, дискриминация, которой подвергаются пострадавшие, трудности в реабилитации и социальной реинтеграции, проблемы со строгим соблюдением правил и согласие с лечением. Мы также знаем, что лечение людей с шизофренией оставляло желать лучшего в прошлом, и по-прежнему остается таким во многих частях мира, и что были темные периоды в истории человечества, в течение которых с пациентами плохо обращались и высмеивали. Кроме того, мы знаем, что практически во всех частях мира значительная доля пациентов вообще не получает никакой помощи.

К счастью, в 1950-х, современная психофармакология разработала новые эффективные медикаменты и эффективное лечение, и, появилось сообщество психического здоровья. Эти два события увеличили терапевтический потенциал и внесли огромный вклад в более гуманное обращение с пациентами. Деинституционализация (нахождение хронических пациентов в обществе, а не в учреждении) стала возможной и реабилитационный охват был осуществлен еще для некоторого количества пациентов. Сегодня лечение людей с шизофренией является более личностно-центрированным, предполагает больше сотрудничества и является более эффективным. Принятие и внедрение таких концепций, как позитивное психическое здоровье, восстановление и устойчивость значительно повлияли на менталитет специалистов и общественность. Весьма позитивным событием было то, что пациенты получили полномочия и право голоса самостоятельно решать вопросы о своем будущем. Автономия сегодня является ключевым словом в этических кодексах большинства специалистов в области психического здоровья.

Адвокаты и правозащитные организации, такие как Всемирная Федерация психического здоровья тоже «живут с шизофренией», в некотором смысле. Они пытаются идентифицироваться с пациентами, чтобы чувствовать их потребности с их точки зрения. Ключевым здесь является слово "сочувствие". Правозащитные организации играют важную роль по выполнению этой задачи, а также прилагают усилия по улучшению ухода за пациентами и защищают их права. Одна из наиболее реалистичных целей правозащитных групп - это необходимость подчеркнуть и донести до политиков и общественности, что уход за психически больными является экономически эффективным. Это язык, который политики понимают. Наконец, "жизнь с шизофренией" имеет еще один взгляд: если мы думаем об эффекте этой болезни на население в целом, то есть, на общество в целом, - общество также живет с шизофренией.

Реакция общества на людей с шизофренией не всегда была доброй. Если мы подумаем о том, каким образом психических пациентов, и особенно пациентов с этим диагнозом, лечили во времена средневековья и до сих пор лечат также в некоторых культурах, то нетрудно понять, что, несмотря на прогресс, отмеченный в последние годы, должно быть сделано еще очень много. Клеймо и дискриминация играют важную роль в формировании отношения общества к психическому заболеванию и к лицам, которые испытывают его.
В заключение, люди, которые "живут с шизофренией" принадлежат различным категориям: родственники, опекуны, специалисты, правозащитники и общество в целом. Это динамическое сотрудничество и синергизм между этими группами ("работаем вместе на благо психического здоровья") сделают "Жизнь с Шизофренией" заслуживающей жизни.

Темы в этом сборнике были выбраны, чтобы отразить опыт "живущих" с болезнью, а также отразить основные научные факты о ней. Мы должны знать, о чем мы говорим, и это знание должно опираться на фактические данные. Понятие "восстановления" является важным, но оно имеет множественные ограничения. Это не является заменой лечения, но действует в динамической синергии с ним. Шизофрения - тяжелая, потенциально неизбежная болезнь, которая поражает достаточно большую часть населения. От 0,7% до 1,0% населения во всем мире затронуты этим состоянием, не считая тех, кто принадлежит к более широкому шизофреническому спектру, и тех, кто косвенно затронут им. Считается, что по крайней мере 26 миллионов человек живут с шизофренией во всем мире. Люди с шизофренией умирают на 15-20 лет раньше, чем в общей популяции (в основном за счет сосуществания физических болезней и курения); они в 6-7 раз чаще бывают безработными; они очень часто бывают бездомными и контактируют с криминальными структурами; и 5-10 % кончают с собой. По данным Всемирной организации здравоохранения, шизофрения - одна из ведущих причин инвалидности во всем мире.

Однако, вышеупомянутые факты о серьезности шизофрении не должны приводить к пессимизму. Современные методы лечения, как биологические, так и психологические, в сочетании с изменением отношения общества к психическим болезням, привели к очень впечатляющие изменениям, которые позволили "Жизни с Шизофренией", быть положительным и продуктивным опытом для многих людей. Многие люди еще могут жить в обществе с некоторыми симптомами, которые существенно не мешают им вести нормальную повседневную жизнь. Группы самопомощи и правозащитные организации (такие как наша Всемирная Федерация Психического Здоровья) внесли значительный вклад в эти позитивные изменения.

Некоторыми организациями шизофрения характеризуется как "заброшенная болезнь" (например, Британской комиссией по шизофрении). Это, вероятно, гиперболическое заявление, но оно подчеркивает необходимость уделять больше внимания этому расстройству и людям, испытывающим его. Целенаправленное исследование, защита, финансирование учреждений психического здоровья (хотя бы до уровня финансирования физического здоровья), интеграция лиц с шизофренией в общество, возможности для профессиональной реабилитации, уменьшения клейма и дискриминация, защита прав людей с этой болезнью - это лишь некоторые из действий, которые должны быть предприняты. Этот сборник является одним из вкладов в достижение этих целей Всемирной Федерации Психического Здоровья.

Я хотел бы выразить мою благодарность Исполнительному комитету Всемирной Федерации Психического Здоровья (WFMH), нашему комитету Дня Всемирного Психического Здоровья (возглавляемому Пэтом Франчиози (Patt Franciosi), нашему общественному комитету WFMH (возглавляемому Габриэлем Ивбихаро (Gabriel Ivbijaro), и нашим сотрудникам Деборе Магуайр (Deborah Maguire) и Елене Бергер (Elena Berger). Я хотел бы поблагодарить Лундбек (Lundbeck) за оказанную нам безграничную поддержку в достижения нашей цели общественного просвещения, и Оцука (Otsuka) за щедрую поддержку. Я ценю безграничный вклад Ф. Хоффманн-Ля Рош Лтд (Hoffmann-La Roche Ltd), которая поддерживает проект. Я также хотел бы поблагодарить авторов этого сборника статей - все они мастера своего дела - за их опыт, поставленный на службу этой цели. Данная публикация стоит в ряду с традицией WFMH, которая существовала в течение многих лет, и мы верим, что она значительно способствовала продвижению всеобщего психического здоровья.

Переводы расширяют охват проекта. За перевод материалов на арабский язык, я хотел бы поблагодарить Его Превосходительство доктора Абдулхамида Аль-Хабиба, Генерального директора психического здоровья Саудовской Аравии Министерства здравоохранения и доктора Абдуллу Аль-Катхами; на китайский - Сания Яу, Новая Жизнь, Ассоциация психиатрической реабилитации, Гонконг; для хинди - доктора M.L.Agrawal и доктора Аруна Аграваль, Директора Агравал Neuro Психиатрия, Индия; и на русский - AstraZeneca, Россия.

Наконец, я хочу поблагодарить Хью Шульце и его коммуникации (Чикаго) за дизайн этой публикации и поддержку вебсайта WFMH.

Профессор Джордж Кристодолоу (George N. Christodoulou),
президент
Всемирной федерации психического здоровья

Еще не так давно многие считали шизофрению хроническим прогрессирующим заболеванием, которое означало, что пострадавший вынужден постоянно находиться в плену грез и видений. Сегодня шизофрения больше не автоматически пожизненное заключение. Растущая сеть потребителей, исследователей и медиков говорят сейчас о том, что выздоровление не только возможно, но что это естественное право тех, кому поставлен этот диагноз.

 

Барретт Р.
ЗАВЕРНУВ ЗА УГОЛ: НАДЕЖДА НА ВОССТАНОВЛЕНИЕ И УСТОЙЧИВОСТЬ.
Шизофрения Дайджест 2003 Spring: 38-39

Дорогие друзья и коллеги:

Всемирная федерация психического здоровья (ВФПЗ) выбрала тему "Жизнь с Шизофренией" для проводимой кампании Дня Психического Здоровья 2014 затем, чтобы подчеркнуть изменения в текущем представлении о болезни. ВФПЗ отмечает Всемирный День Психического Здоровья с 1992 года; это крупнейшая программа Федерации и ее целью является привлечь внимание к важным вопросам психического здоровья. Всемирный день психического здоровья отмечается во многих странах всех частей мира 10 октября наряду с местными, региональными и национальными мероприятиями.
В этом году мы хотели бы воспользоваться сложившимися традициями, чтобы люди узнавали о важных изменениях в видении профессионалами психических болезней. По данным Всемирной организации здравоохранения 26 миллионов человек живут с шизофренией по всему миру, и многие другие косвенно страдают от нее. Болезнь поражает личностное благополучие, укорачивает жизнь и является одной из ведущих причин инвалидности во всем мире. Это часто отрицается и понимается неправильно. Как следствие - наносится тяжелый урон лицам, которые непосредственно страдают, членам их семей и лицам, осуществляющими уход. И клеймо, связанное с шизофренией увеличивает и без того тяжелое бремя.
Заболевание остается тяжелым, но новые подходы через какое-то время улучшают результаты тем лицам, у кого оно есть. Вызов, брошенный сообществом психического здоровья призван создать общественное давление, для того, чтобы изменить национальную политику в области психического здоровья во всем Мире таким образом, чтобы были приняты во внимание научные, клинические и социальные достижения последних десятилетий. Это наша цель, чтобы улучшить понимание шизофрении в обществе и обратить внимание на способы, которые могут обеспечить лучший уход.

Мы также хотим обратить внимание на потребности членов семьи и ухаживающих. И мы хотим обратить внимание на Возможность восстановления.
Эта кампания будет обсуждать, как улучшить государственное образование, повысить осведомленность, уменьшить клеймо и дискриминацию, а также содействовать обслуживанию и защитной политике, направленной на влияние шизофрении, на глобальное бремя болезни.
Мы благодарим вас за ваши неустанные усилия по продвижению осознания медико-психологической осведомленности в ваших сообществах тем, что вы принимаете участие в ежегодной кампании Всемирного дня психического здоровья. Ваши усилия и достижения на местном уровне будут ключом к устойчивым изменениям в том, что люди с психическими проблемами получат больше шансов на выздоровление и улучшат возможности, которые у них есть в жизни. Спасибо вам за то, что вы будете продолжать делать для всеобщего психического здоровья!

Доктор Пэт Франчиози (Patt Franciosi)
Председатель WMHDAY
Совета директоров ВФПЗ

 

Часть I
Жизнь с шизофренией
перевод Натальи Владимировой (Невинномысск, Россия)

ЧТО ТАКОЕ ШИЗОФРЕНИЯ?

Шизофрения - это серьезное психическое заболевание, которое влияет на то, как человек думает, чувствует и действует. Многим людям трудно определять разницу между реальным и воображаемым опытом, логически думать, выражать чувства или вести себя соответственно.

Шизофрения часто развивается в подростковом или раннем взрослом возрасте и во всем мире ею страдает около 26 млн человек.1 Люди с шизофренией испытывают ряд симптомов, которые могут осложнить их тестирование реальности. Хотя в данный момент вакцины от шизофрении не существует, есть терапия, которая эффективна для большинства людей.

Не каждый, кому поставлен диагноз шизофрения имеет одни и те же симптомы.2 Определение расстройства достаточно широкое, включает много различных возможных комбинаций симптомов, и может различаться в разных странах. Шизофрения обычно диагностируется психиатром, но есть много симптомов, которые проявляются при шизофрении и каждый может знать их. Для некоторых людей шизофрения начинается с «раннего психоза» или «продромального» этапа. Ключевые особенности этой стадии включают:

• нарушение сна;
• нарушение аппетита;
• необычное поведение;
• чувства притуплены или кажутся неконгруэнтными;
• речь непоследовательна и трудна для понимания;
• отмечается озабоченность необычными идеями;
• попытки найти связи в несвязанных между собой вещах (например, люди по телевизору говорят с вами);
• постоянные чувство нереальности;
• изменения в свойствах вещей - кажущиеся звуки, запахи.

Некоторые люди могут переживать ранний психоз или продромальный этап, который никогда не разовьется в шизофрению. Другие, которые заболевают шизофренией, никогда не показывают признаков раннего психоза (продромальной стадии), и поэтому мы не можем сделать выбор в пользу раннего лечения. В то же время есть люди, которые имеют симптомы и получают раннее лечение, но, тем не менее, у них развивается шизофрения. Симптомы, которые позже могут появиться, часто группируются в три категории: позитивные, негативные и когнитивные. Термины "позитивный" и "негативный" могут ввести в заблуждение. По существу, позитивные симптомы позволяют предположить, что нечто присутствует, чего в норме обычно не должно быть. Негативный симптом - это когда что-то, что должно быть - отсутствует.

Шизофрения может случиться где угодно и с кем угодно. Однако, существуют разновидности, среди тех, кому поставлен диагноз шизофрения в разных регионах, в симптомах, которые они испытывают, того, как ставится диагноз и как в разных обществах видят и реагируют на такого рода больных. Существует также значительная несправедливость в подходах к лечению больных шизофренией, зависящая от того, где они живут. Всемирная Организация Здравоохранения заявляет, что 50 % страдающих шизофренией не могут получить адекватное лечение, и что 90 % людей с нелеченной шизофренией живут в развивающихся странах.

Шизофрения это излечимое расстройство. Для миллионов людей во всем мире, живущих с этим расстройством, существуют методы лечения, которые могут помочь уменьшить симптомы и улучшить способность функционировать дома, на работе и в школе. Для многих людей необходима долгосрочная терапия, но и ряд других вариантов лечения/услуг также могут быть полезными. В том числе терапия разговором, группы самопомощи, профессиональная реабилитация, общественные программы и поддержка среди равных. Люди с шизофренией должны работать как со специалистами по охране здоровья, так и со своими семьями, чтобы разработать план лечения, который будет им подходить.

Ссылки:
1. Шизофрения. Женева (Швейцария): Всемирная Организация здравоохранения; www.who.int/mental_health/management/schizophrenia/en/
2. Канадское общество шизофрении. Основные факты о шизофрении: Семьи помогающие семьям. Онтарио (Канада): Канадское общество шизофрении. 2002 27 стр. 4. Шизофрения (настольная книга)

 

ШИЗОФРЕНИЯ: ОНА ВСЕ ТАКЖЕ ОСТАЕТСЯ ТЕМ, ЧЕМ БЫЛА РАНЬШЕ
Джеффри Геллер, MD, MPH

Смелое заявление: прогресс в нашем понимании шизофрении, с одним фундаментальным исключением, продвинулся на удивление мало в последние полвека.

Шизофрения — это ряд признаков, которые психиатрия маркировала как беспорядок. Согласно DSM-IV-TR (диагностическое и статистическое руководство умственных расстройств, текст пересмотренный, изданный Американской психиатрической ассоциацией в 2000), постулируют следующие диагностические критерии шизофрении: два (или больше) из ниже перечисленных симптомов, присутствующих значительную часть времени в течение месяца (1) заблуждения, иллюзии (2) галлюцинации (3) беспорядочная речь (4) чрезвычайно дезорганизованное или обездвиженное поведение (5) негативная симптоматика, т.е., аффективная вялость, алогия (бедность речи), или отсутствие воли, мотивации. Только один из этих симптомов необходим, чтобы обозначить этот диагноз: если бред или галлюцинации состоят из голоса как бегущего комментария на поведение или мысли человека, или, если есть два или больше голосов, беседующих друг с другом. Значительную часть времени с начала болезни, одна или несколько основных областей функционирования такие как работа, межличностные отношения, или самопомощь становятся заметно ниже уровня достигнутого до начала болезни (атаки). Наблюдаются непрерывные признаки нарушения, которые сохраняются в течение шести месяцев.

Тринадцать лет назад, в DSM 5 не было никаких серьезных изменений в диагностических критериях. В DSM 5 два или более симптомов всегда необходимы и в связи с этим подтипы шизофрении можно игнорировать. Подтипы были определены доминирующим симптомом в момент оценки, но это не было полезным, потому что симптомы пациентов часто меняются от одного подтипа к другому и слишком часто перекрывают особенности подтипов. Этиология шизофрении остается вне нашего понимания. В то время как мы вышли за рамки понятия "шизофреногенная мать", теории этиологии так широки, как только можно себе представить: пренатальный грипп или другие пренатальные факторы; определенная ферментативная ошибка, такая как эпизодическое или непрерывное образование эндогенного 6-гидроксидопамина или новый механизм для регулирования деятельности допамина; послеродовая травма головного мозга; ранняя детская травма; или Toxoplasma gondii (токсоплазма гондии), внутриклеточный простейший паразит.

Важный шаг вперед в лечении шизофрении произошел в середине 1950-х, когда аминазин (chlorpromazine) стал доступен. Затем последовал ряд других лекарств, все с довольно проблематичными побочными эффектами, многие в категории побочных эффектов этрапирамидала (etrapyramidal), например, галоперидол (haloperidol), тиотиксен (thiothixene) , перфеназин (perphenazine), трифлуропиразин (trifluroperazine). Тридцать пять лет после аминазина, был введен клозапин (clozapine) - новое поколение антипсихотических препаратов, в 1990-е годы назначали оланзапин (olanzapine), рисперидон (risperidone), и кветиапин (quetiapine); зипрасидон (ziprasidone) и арипипразол (aripiprazole) продвигаются в начале 2000-х годов. Последние два изначально преподносятся как более эффективные и с меньшим количеством побочных эффектов, на основе на эффективных исследований, и когда они были предложены для общего использования, то никаких претензий к атипичности не было предъявлено (клозапин (clozapine) был единственным исключением). Так, в последние 10 лет третье поколение антипсихотических препаратов стало доступным, например, лурасидон (Lurasidone), палиперидон (paliperidone). Будут ли эти препараты более эффективны, чем прежде еще предстоит выяснить. Все эти препараты лечат симптомы; никто не обращается к причинам шизофрении.

Таким образом, шизофрения представляет собой группу симптомов, которые могут быть одним или многими заболеваниями; еще предстоит определить причину; и существует рог изобилия лекарств, которые могут вылечить ее симптомы, но за счет значительных побочных эффектов. Некрасивая картинка.

В то время как ничего из вышесказанного не кажется чрезмерно обнадеживающим, фундаментальное изменение в наших взглядах о шизофрении касается ее курса. Взгляд на шизофрению, как на преждевременную деменцию или как на имеющую ярлык "рак психиатрии", ведёт к снижению курса и, если не к забвению, то к возврату к общественным психиатрическим лечебницам, шизофрения теперь считается беспорядком, которым человек может управлять, с комбинацией лечения, имея право жить восстанавливая свою жизнь. Согласно американским наркологическим и психическим службам здоровья (SAMHSA), восстановление – "процесс изменения, через который люди улучшают свое здоровье и благополучие, живут и стремятся раскрыть полностью свой потенциал". Человек с шизофренией может быть человеком восстановливающимся.

В то время как психиатрия изо всех сил пытается понять причины шизофрении и разработать лечение, люди с шизофренией могут быть индивидами, вносящими свой вклад в общество. Даже некоторые аспекты клейма против тех, у кого шизофрения, уменьшаются. Еще не так давно, встретив на улице одинокого прохожего, громко разговаривающего, размахивающего руками, у нас рождалась только одна мысль: "Он сумасшедший". Теперь, мы откупаемся от этого безумца мыслью — он просто другой член нашего общества, который разговаривает по сотовому телефону через гарнитуру.

Джеффри Геллер, MD, MPH
Медицинский директор,
Ворчестерский центр восстановления и больница
Профессор психиатрии,
Университет Медицинской школы Массачусетса

 

ПРОЦВЕТАНИЕ НЕ ПРОСТО ВЫЖИВАНИЕ
Джанет Meagher, AM

Выживание

Вы не удивитесь, если услышите, что человек, который перенес много психических кризисов, бесчисленное количество приемов в отделения неотложной помощи, иногда жил в интернатах для душевнобольных, кто много раз был бездомным, перенес жестокое обращение и угрозу психического, сексуального и эмоционального насилия, кто провел большую часть последнего десятилетия в большом лечебном заведении для душевнобольных, в итоге стал запутавшимся, травмированным, отчужденным и антисоциальным. Подобный опыт оказал огромное влияние на определение возможностей реабилитации и восстановления.

Процесс деградации в течение этого периода жизни человека был на самом деле процессом получения огромного количества эмоциональных травм, от которых вряд ли бы кто-нибудь оправился без последствий. Рассматривая этого человека как личность, мы можем слой за слоем увидеть повреждения, травмы и пожизненные последствия, ставшие результатом процессов, в которые личность была втянута из-за развития психического заболевания. Виной описанных травм или последующей запутанности, отчуждения и изоляции личности была не только шизофрения. И лишь некоторые личностные элементы помешали ей развиться в крайне тяжелое психическое заболевание. На эти элементы нам и стоит обратить свое внимание, выделить их в процессе лечения для открытия возможностей возврата к нормальной жизни человека, страдающего шизофренией.

Шизофрения была (и, возможно, все еще остается), частью личности этого человека, находясь над всеми этими травмами и создавая свое ужасное и невыносимое бремя. Это бремя полностью ломает людей. Личный опыт шизофрении убеждает тех из нас, кто живет с ней, что это невероятно искусный знаток в дегуманизации, делающий нас уязвимыми и вычеркивающий у нас любую способность рождать и лелеять надежды или мечты, стирая наше доверие, устраняя наше чувство личной значимости и наш рассудок, оставляя нас как остатки, как человеческую оболочку, лишенную полностью эмоций, смысла личной значимости в общении или способности уверенно устанавливать отношения с кем-либо еще.

Люди, живущие с различными травмами, связанными с опытом шизофрении, найдут на данном этапе прогресс своего расстройства в том, что они вынужденно становятся экспертами, чей опыт стал результатам их ужасной доли – постоянно иметь дело с разрушением отдельных частей личности, которые составляют то, что мы называем человеком.

Такие потери могут включать в себя некоторые или все нижеперечисленные факторы - потеря авторитета, рациональности, способности эффективно и последовательно общаться, потеря репутации, друзей, семьи, потеря образовательных возможностей, рабочих мест или трудоспособности, или вашего дома, ваших вещей, вашего потенциала, вашей семьи, потеря физической активности, ухудшение внешнего вида, отсутствие заботы о здоровье, потеря вашего будущего и часто ваших общественных связей.

"Мы обнаруживаем, что подвергаемся процессу лишения личностной составляющей, переходу от понятия "личность" к понятию больной "шизофреник"... Наши индивидуальность и чувство собственного "Я" постепенно атрофируются вместе с тем как ... наше чувство ощущения себя личностью уменьшается и "болезнь" постепенно приобретает очертания всемогущего "Это" ... перед чем мы бессильны ... "Я", которое мы из себя представляли, постепенно растворяется и становится дальше и дальше, как сон, который принадлежал кому-то другому. Будущее кажется мрачным и пустым, и не обещает ничего, кроме еще больших страданий. И настоящее становится бесконечной чередой моментов, отмечаемых сигаретой за сигаретой. Так много, от чего мы страдаем упускается из виду. Контекст нашей жизни долго игнорируется. Специалисты, которые работали с нами, изучали науку физических объектов - не человеческую науку" - Патрисия Диган, "Восстановление и Заговор Надежды", The MHS конференция 1996 года, Брисбен, Австралия.

Люди, живущие с шизофренией - загадка, потому что их мера выживания дарует им статус героя.

Неизбежно они вынуждены были пережить множество потерь, травм и личное и эмоциональное бедствия, но все же они продолжают идти изо всех сил, управляют своей жизнью и часто выстраивают новые дружеские связи и способы борьбы. Несмотря на это, они выживают.

Любой, кто может найти свой путь сквозь свой беспорядок и эмоциональные потери, сопровождающие жизнь страдающего шизофренией, является, на мой взгляд, настоящим героем. Только усилие и мужество, окутывающие жизнь, и выживание изо дня в день — это, без исключения, геройское путешествие. Это никогда полностью не осознается медиками или опекунами. Я считаю, что вы должны иметь понимание об усилиях, которые прилагает человек, выживающий из часа в час, поддерживающий последний проблеск жизненной силы, который дремлет скрытым остатком в его сердце. Это абсолютное чудо в его личном пространстве в это время. Это мерцание показывает тому кто его видит, что есть искра, нуждающаяся в топливе, и нужно признание того, что сделал этот человек, этот герой.

"Вполне возможно, что священное дерево до сих пор живет, и что в его цветущей кроне поют птицы" (Черный Лось, Индейский Вождь).

Как автор этой статьи я использовала свои личные переживания и понимание шизофрении в рамках моей собственной жизни, как первоисточника. Я жила с шизофренией с двадцати лет и достигла этапа, когда я очень уверенно смогла жить удовлетворительной жизнью с оставшимися симптомами, интегрированными в мою жизнь без существенного негативного воздействия. Я приняла шизофрению и не отношусь больше к ней, как к проблеме, которую нужно "лечить" или устранять, но, как к "нормальному" аспекту меня, который просто необходимо контролировать и управлять им. Такое мышление трудно практиковать и научиться ему, но оно многое делает для улучшения качества жизни и помогает достичь некоторых оставшихся у меня потенциалов.

Результатом является то, что я стала человеком, который живет полной и насыщенной жизнью. Я могу с энтузиазмом и энергией вносить свой вклад в область психического здоровья на самом высоком правительственном уровне, на местном, государственном, национальном и международном. В этой работе я частично лоббирую все более широкое признание, уважение таких людей, которые живут с психическими или эмоциональными расстройствами по всему миру. В работе, связанной с психическим здоровьем, этический процесс предъявляет строгие требования к тому, чего не должно быть - "Ничего о нас без нас", и если это так, то будет более уважительная и гуманная политика, отношения и услуги и меньше унизительных недоразумений. В конечном счете, это было бы подлинным участием связки - потребители/пользователи/ /выжившие, а также улучшением и признанием человеческих прав этих людей во всех видах лечения и требованиям к профессиональным разработкам.

Правильная поддержка и опора на способности индивида обязательно принесут хорошие результаты.

Часто люди, живущие с шизофренией, обладающие возможностями, способны сделать больше, чем просто выжить - они будут процветать.

Процветание

Для человека, живущего с шизофренией, который желает выйти за рамки выживания к жизнедеятельности, сначала нужно будет выяснить, что может помочь или помешать этому, прежде чем приступить к этому путешествию. Если шизофрения является моим жизненным спутником, то мне необходимо найти такой путь вперед, чтобы его воздействие на мою жизнь уменьшалось, так чтобы с этим «бременем» можно было иметь дело, чтобы оно было управляемо и сведено к минимуму для меня, чтобы иметь дело с преодолением последствий внешних травм. Путь вперед состоит в том, чтобы развить исполненное надежды мышление.

Сегодняшнее понимание движения вперед с надеждами и мечтами называется путешествием восстановления.

"Восстановление не относится к конечному продукту или результату. Это не означает, что кто-то "вылечился", и не означает, что кто-то просто стабилизировался или поддерживается в сообществе. Восстановление часто предполагает преобразование себя, где индивид одновременно и принимает свое ограничение, и обнаруживает новый мир возможностей. Парадокс восстановления в том, что принимая то, что мы не можем делать или кем-то быть, мы начинаем обнаруживать, кем мы можем быть и что мы можем делать. Таким образом, восстановление - это процесс. Это образ жизни.

Это некая позиция и способ приблизиться к этой сложной задаче. Это не идеально линейный процесс... восстановление имеет свои сезоны, свое время роста вниз, в темноту, чтобы обеспечить новые пути, а затем и времена, когда вспыхивает солнечный свет. Но важнее всего то, что восстановление является медленным, преднамеренным процессом, который происходит в час по чайной ложке".

Патрисия Deegan, "Восстановление и Заговор надежды". The MHS Конференция 1996, Брисбен, Австралия.

Если мы посмотрим на характер пути к "Восстановлению" или будем иметь дело с последствиями жизни с шизофренией, то требования моего пути таковы:

• Я понимаю, что контролировать мои симптомы возможно; я понимаю их, но отношусь к ним как к побочным и узнаю способы взаимодействия с ними так, что они больше не доминируют в моей жизни.
• Надеюсь на полноценную жизнь.
• Я способна рисковать и учиться на моих действиях.
• Я могу разработать эффективные стратегии преодоления моих симптомов и дезорганизующих тенденций.
• Я могу любить и быть любимой другими, независимо от моего диагноза или социальных недостатков.
• Я должна делиться мыслями, потому что у меня есть идеи, и я могу предложить ходы, которые имеют ценность. Другие будут поощрять это, что разовьёт доверие и укрепит собственное достоинство.
• Я испытываю обычный диапазон стрессов, и нуждаюсь в том, чтобы планировать пути преодоления трудностей и документировать мои достижения и задачи.
• Я могу жить независимо и управлять своими жизненными нуждами - с поддержкой время от времени, если это необходимо.
• Я трудоспособна и способна ставить цели, зарабатывать и поддерживать себя.
• Я в состоянии преодолеть травмы и вред, нанесенный моей жизни и делать вклад в моё сообщество.
• Я могу надеяться и мечтать об идеалах и возможностях, так же как и другие.
Отношения поддержки людей имеют решающее значение для успеха этого процесса. Предложение подходящей и возможной поддержки — это единственное, что позволят человеку начать процветать. Это будет медленное, но эффективное пробуждение с постоянной поддержкой. Я прошла через такой процесс и мои коллеги, живущие с шизофренией, заслуживают те же самые возможности жить полноценной и насыщенной жизнью.
Мы имеем право не только выживать, но и иметь возможность процветать и жить продуктивной жизнью.

Janet Meagher AM
Consumer Activist
National Mental Health Commissioner (2012-
2013) Australia
Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

 

ЖИЗНЬ С ШИЗОФРЕНИЕЙ
Bill MacPhee
перевод Вячеслава Руднева (Михайловск, Россия)

Я живу с шизофренией с 1987 года, с момента когда мне исполнилось 24 года. Меня госпитализировали шесть раз, я жил в трех интернатах, и у меня была одна попытка самоубийства. Я страдал от позитивных симптомов, таких как паранойя, мании, уверенность в том, что я могу читать мысли других людей, голоса и галлюцинации. Я сталкивался с негативными симптомами или симптомами недостатка, такими как отсутствие мотивации и энергии, недостаток счастья, ухудшение эмоционального состояния и депрессия. Шизофрения была самым сложным препятствием, с которым мне пришлось столкнуться в жизни.

Жизнь после психического заболевания существует

Сейчас я ощущаю себя экспертом в области реабилитации, и мое видение полного восстановления после болезни - это когда ты не хочешь быть кем-то другим, отличным от того, кто ты есть сейчас. Такое определение очень важно для всех нас, не только тех, кто страдает психическими заболеваниями или шизофренией. Сейчас я женат, у меня трое детей, и я владелец маленького издательства (www.magpiemags.com). Я активный член общества, и весьма известен в Северной Америке. Было ли легко достичь этого? Нет. Это означало всегда двигаться к лучшему качеству жизни.

Я разговаривал с сотнями людей, страдающими психическими заболеваниями, и то, что было наиболее важным для полного восстановления человека после болезни, была возможность. Людям необходимо находить и определять возможности для того, чтобы понять, откуда начать свой путь восстановления, в каком направлении двигаться для улучшения качества жизни. Факт, который очень важен для членов семей больных, их опекунов состоит в том, что они не могут принять изначальное решение за другого человека. Человек должен сам хотеть улучшения качества жизни, но стоит отметить, что следует отличать недостаток мотивации от недостатка самоуважения. Все, кто страдает психическими заболеваниями рано или поздно сталкиваются с недостатком самоуважения. Человек – существо очень ранимое, и не стоит сильно давить на человека, страдающего психическим заболеванием, и он постепенно восстановит свое чувство самоуважения, и его доверие к вам вернется.

Мой метод лечения сработал в моем случае. Он был выработан методом проб и ошибок, однако у меня нет положительных симптомов шизофрении. Но это всего лишь полдела. Как только мы становимся стабильными, нам необходимо начинать работу над психологическими проблемами, такими как социальные навыки и построение собственной схемы восстановления. Нам следует перестать быть изолированными от общества, и начать строить свою жизнь, что легче сказать чем сделать. Это может показаться глупым, однако многим людям необходима жизнь. Помните слоган «Не проспи жизнь»? Вот к чему надо стремиться – взять свою жизнь в руки. В моем случае я проходил курс психоанализа в течение пяти лет, размышляя о способах самоубийства, и не живя на самом деле. Я застрял в своей жизни. Но я понял что напугало меня. Эти пять лет превратились сначала в семь, а потом в десять. Я обычно говорю, если вещи не изменяются, они останутся такими же. Я понял что мне нужен толчок к действию. Мне нужна жизнь.

В это время у меня были проблемы с самоуважением, и я помню, что сказала мне моя школьная учительница. Она сказала «Билл, если ты не научишься красиво писать, у тебя в жизни ничего не получится». Я писал как курица лапой. Вспомнив это, я сказал себе: « Я собираюсь доказать людям, что я могу что-то сделать». Я связался с литературным обществом в своем городе и сказал им, что умею читать и писать, но у меня очень плохой почерк, и я хочу научиться каллиграфии. Это была настоящая веха в моей жизни. Уроки каллиграфии дали мне возможность общаться, завести друзей и вскоре меня попросили помочь развитию скаутского движения. Начиная с этого момента, я завел много друзей, стал проявлять активность и стал членом общества.

Жизнь после психических заболеваний существует. Последние 20 лет я публикуюсь в журнале «Шизофрения» (SZMagazine) и только что закончил свою автобиографию и мемуары, которые назвал «Плач без слез : Путешествие Билла МакФее на пути надежды и восстановления от шизофрении».

Bill MacPhee
CEO/Founder, Magpie Media Inc.
Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript
www.mentalwellnesstoday.com

 

ЖИЗНЬ С ШИЗОФРЕНИЕЙ – ЛИЧНЫЙ ОПЫТ
Dr.DavidCrepaz-Keay

Жизнь с шизофренией, первые 35 лет…
Я прожил с диагнозом «шизофрения» уже 35 лет. Диагноз мне был поставлен, когда я был еще подростком. Это был не первый мой диагноз, но это был тот диагноз, который поразил меня. Когда мне его поставили, я думал, что моя жизнь окончена. Я готовился к экзаменам – я хотел стать экономистом. Тогда я подумал – никому не нужен экономист-шизофреник.

Ожидания
Я был не одинок в своих мыслях. Одной из вещей, поразивших меня больше всего, были очень слабые надежды на выздоровление. Это было особенно заметно среди медицинского персонала, все что они видели было ярлыком – человек, которым я был раньше, или мог стать, исчез. Если большое количество людей, особенно специалистов, рассматривают ваш случай как безнадежный, то рано или поздно вы и сами поверите в это. Мне повезло, что люди, которые действительно переняли мой опыт, по-прежнему требуют от меня каких-то достижений. Один из них, в частности, убедил меня активно участвовать в работе местной организации по поддержке пациентов, заставив меня воспрянуть духом и приносить пользу себе и людям, вместо того, чтобы стать пассивным пациентом.

Друзья и отношения
К счастью, у меня были друзья, которые верили в «старого» меня. Я также завел дружбу с новыми людьми, многие из которых перенесли то же, что и я в плане лечения. Сам факт того, что я проводил время с людьми, которые перенесли то же, что и я, и выжили и процветали несмотря на это, был очень вдохновляющим, и многие из этих людей так и остались хорошими друзьями для меня. Не все мои друзья смогли продолжать общаться со мной, и иногда я чувствовал себя очень одиноким и изолированным от общества, однако бывали времена, когда только мои друзья помогали мне жить и двигаться дальше.

Методы лечения
Различные методы лечения зачастую были бесполезными. Казалось бы, чего проще – лечение или помогает, или нет. Если помогает – хорошо. Люди должны иметь доступ к лучшим методам лечения, если же это не так, нельзя сказать, что это чья-то вина, однако методы лечения, которые реально не работают, не должны применяться к людям. Помощь самому себе, самоорганизация и поддержка других людей помогают все большему количеству больных. Они помогли и мне, и кроме того, дали возможность помочь другим.

Работа
Моя работа всегда была очень важна для меня, как до начала работы в области психического здоровья, так и после. Я не всегда был способен работать, и самые лучшие из моих работодателей оказывали мне огромную поддержку в то время, когда мое самочувствие было наихудшим. И хотя работа зачастую сопряжена со стрессами, я всегда считал что не работать вовсе – намного хуже. Работа придала моей жизни смысл и дала цель.
Моя работа в области психического здоровья дала мне возможность использовать свой опыт человека с психическим заболеванием и использовать его для того, чтобы помочь другим. У меня появилась возможность познакомиться с людьми, на которых психическое заболевание оказало огромное влияние, что однако не помешало им достичь многого. Вместе мы стали частью международного сообщества, и вместе мы стали сильнее.

Будущее
Когда мне впервые поставили мой диагноз, я думал, что моя жизнь окончена. Теперь же, 35 лет спустя, я думаю, что это всего лишь еще одна часть меня. Люди, о которых я забочусь, которые много значат для меня, не видят диагноза, они видят личность. Это были интересные 35 лет, и мой взор устремлен в будущее к новым достижениям.

Dr David Crepaz-Keay
Head of Empowerment and Social Inclusion
MentalHealthFoundation, UK

 

Часть II
Укрепление здоровья и профилактика шизофрении
перевод Вячеслава Руднева (Михайловск, Россия)

УКРЕПЛЕНИЕ ЗДОРОВЬЯ ПРИ ШИЗОФРЕНИИ
Dr Nikos Christodoulou,
Prof Dinesh Bhugra

Введение

Всемирная Организация Здравоохранения определяет термин «здоровье» как «состояние полного физического, умственного и социального благополучия, а не просто отсутствие болезней или немощи».1 Данное определение содержит два определяющих факта:

Во-первых, оно подчеркивает, что умственное здоровье есть неотъемлемая часть целостного человеческого благополучия, совместно с физическим и социальным здоровьем. Останавливаясь на последнем утверждении, неделимость тела и разума есть понятие древнее, “mens sana in corpore sano” (в здоровом теле здоровый дух)2 , а также “τίς ε δαίμων, τ μ ν σ μα γιής, τ ν δ ψυχ ν ε πορος, τ ν δ φύσιν ε παίδευτος” (Кто же счастлив? Тот, кто имеет здоровое тело, находчивую душу и покладистый характер)3. Вдобавок к отмеченным упоминаниям в литературе 4,5, в последние годы отмечается повышение данной философской позиции в целую кампанию, к примеру, кампания «Нет здоровья без психического здоровья», поддерживаемая Всемирной Психиатрической Организацией, Королевским Колледжем Психиатрии и Министерством Здравоохранения Англии. Укрепление психического и физического здоровья одновременно это правильная позиция, особенно при лечении шизофрении, и особенно если принять во внимание сопутствующие ей физические заболевания. Тем не менее, ранее отмечалось, что профилактике и укреплению психического здоровья уделялось меньше внимания, чем укреплению физического здоровья людей с психическими заболеваниями.6

Во-вторых, согласно определению ВОЗ, профилактика болезни есть необходимое, но не достаточное условие для достижения здоровья.7 Данное утверждение опирается на тот факт, что психиатрия чаще сосредоточена на собственно болезни, а не установлении благополучия человека.8 Если же учитывать это, то действительно, укрепление здоровья оказывается также необходимым в дополнение к профилактике. На самом деле эта необходимость оказывается еще более ясной, если выслушать, чего же на самом деле хотят люди, страдающие от шизофрении: Они хотят вернуться к нормальной жизни, что означает найти работу, друзей, жилье, зарабатывать деньги даже если у них сохранятся симптомы болезни. Задача психиатров – сочетать лечение и профилактику болезни, но не менее важно понять каждого пациента и помочь укрепить его психическое здоровье.

Выслушать пациента – это лишь одна задача взаимодействия между врачом и пациентом; другая же задача – это составить четкое послание, которое легко понять пациенту. Вот на что мы делаем упор в этой части статьи. Надеемся, что она послужит ясным и информативным введением в укрепление здоровья при шизофрении. Эта часть статьи написана для широкого круга читателей, включая тех, кто страдает от болезни, их опекунов, их семьи и специалистов по здравоохранению.

Профилактика заболевания и укрепление здоровья при шизофрении.

Шизофрения является одним из тех заболеваний, которые меняют жизнь. Вместе с тем, она не обязательно должна быть заболеванием, определяющим жизнь человека. Так же, как и люди с диабетом, гипертонией, ревматоидным артритом, или сердечными заболеваниями, люди с шизофренией вынуждены контролировать свою болезнь при помощи медицинских препаратов, изменения стиля жизни, психотерапии или всего вместе взятого. Но помимо, и, конечно, гораздо важнее болезни, то, что у людей с шизофренией есть целая жизнь, чтобы просто жить и наслаждаться ею. Пусть сначала это будут всего лишь маленькие шаги, но с упором на положительные аспекты своей жизни человек меняет свою жизнь к лучшему. Сосредоточив внимание на этих факторах – положительном факторе и факторе здоровья в жизни – люди, страдающие от шизофрении, становятся более уверенными в себе, приобретают чувство собственного достоинства и становятся более независимыми и видят больше новых возможностей в своей жизни. В конце концов, человек может начать видеть свою жизнь и себя самого в первую очередь как личность, а не как больного, и начать концентрироваться на собственном здоровье, а не на болезни. Поступая таким образом, человек увеличивает свои возможности достижения психологического благополучия, и легко справляется со своими проблемами.9

Несмотря на то, что подобный подход может принести отличные результаты в улучшении состояния людей с шизофренией, придерживаться его сложнее, чем кажется. Сложность заключается в том, что человеку необходимо контролировать свою болезнь, сосредотачиваясь на положительных аспектах своей жизни. Контроль же болезни осложняется тем фактом, что шизофрения является одним из заболеваний, влияющих на возможность человека распознать, что он действительно болен. Данный факт заставляет людей поверить, что лечение – медикаментозное или иное – им не нужно, и медленно, но верно болезнь возвращается с удвоенной силой. Эта сложность может создать серьезные проблемы опекунам или лечащим врачам человека, страдающего шизофренией. Вот почему очень важно человеку, больному шизофренией, помнить, что помимо его индивидуальных сильных качеств и добродетелей у него еще есть и болезнь, за которой нужно следить, как и за хроническими заболеваниями другого рода.

Сосредоточение внимания как на профилактике, так и на укреплении здоровья работает сразу в двух направлениях: улучшение здоровья человека ведет к профилактике психического здоровья и наоборот. Как показано в случае депрессии10, люди с низкой позитивностью здоровья становятся уязвимыми к заболеваниям, и наоборот, увеличение позитивности здоровья человека может привести к предотвращению болезни.11 Применение профилактики и предотвращения болезни вполне логично - с одной стороны, предотвратить болезнь лучше, чем лечить ее, с другой стороны, улучшение качества жизни человека - уже самоцель. Кроме того, все больше и больше фактов свидетельствует об эффективности и рентабельности профилактики и укрепления психического здоровья, которые отражаются в их поддержке со стороны крупных правительственных организаций, в число которых входит Европарламент12 и Всемирная Организация Здравоохранения13.

Укрепление здоровья может стать самым важным вмешательством в терапию шизофрении

Некоторые люди, страдающие шизофренией, испытывают постепенное снижение эффективности высокоуровневых функций личности. Это связано с рядом факторов, часть из которых присуща шизофрении, включая, к примеру, дезорганизацию и депрессию, однако остальные относятся к стигме и социальной изоляции. Для тех, кто это испытал, подобное снижение эффективности функций было весьма неприятным, особенно учитывая то, что оно часто было постоянным. Лечение шизофрении означает, что некоторые из симптомов могут исчезнуть, однако даже это не гарантирует, что жизнь человека изменится к лучшему. Характерный пример подобной ситуации – депрессия при шизофрении: некоторые старые факты свидетельствуют о том, что депрессия может быть хорошим прогностическим фактором для шизофрении. И в самом деле, это часто прослеживается в клинической практике, когда реакция на лекарства аффективного компонента может послужить прогностическим фактором. Тем не менее, более свежие данные свидетельствуют о том, что хотя наличие депрессии может помочь диагностированию болезни, для человека это скорее отрицательный фактор, так как оно связано с более тяжелым восстановлением14, большим количеством рецидивов15 и в целом снижает качество жизни16. Иными словами, лечение шизофрении в этом случае может быть относительно более простым, но независимо от того, было ли лечение успешным или нет, человек по-прежнему страдает от снижения качества жизни.

Таким образом, как показано в случае депрессии при шизофрении, лечения болезни недостаточно для достижения по-настоящему высокого качества жизни. Предотвращение болезни на самой ранней стадии (первичная профилактика) является наилучшим вариантом, так как симптомы и снижение функционирования еще не развиваются на этих ранних стадиях. Однако, с практической точки зрения, профилактикой при шизофрении обычно занимаются на вторичном или третичном уровне, т.е., после того, как расстройство уже произошло или уже вызвало симптомы и/или функциональные расстройства. На самом деле, одна из основных трудностей при распознавании шизофрении на первичном профилактическом уровне, это идентификация симптомов – определение, что это именно те симптомы, которые указывают на шизофрению, и, следовательно, по определению трудно распознать болезнь на ранней стадии. Независимо от того, предотвращение рецидивов и последствий болезни (вторичная и третичная профилактика) может быть полезно, так как предотвращение рецидивов также предотвращает дальнейшее ухудшение функционирования, и, следовательно, повышает качество жизни. При том, что положительный эффект от профилактики оказывается меньшим для людей, которые уже страдали функциональными расстройствами, укрепление здоровья все равно играет ключевую роль.

Для улучшения качества жизни пациентов, необходим другой подход, который сделает сильнее те факторы в жизни человека, которые помогут ему осознать свои сильные стороны и улучшить качество жизни, независимо от его состояния или стадии болезни. Укрепление здоровья может применяться даже прежде, чем болезнь проявит себя, и таким образом способствовать первичной и вторичной профилактике. Прекрасным примером может послужить Раннее вмешательство при психозе, практика, которая обладает большим потенциалом не только для предотвращения наступления болезни у молодых людей с продромальными симптомами, но и для более продолжительного влияния на их здоровье и качество жизни в целом.17 Даже для тех людей, у которых не наблюдается развития шизофрении, укрепление психического здоровья может привести к улучшению качества их жизни и благополучию в целом. Знания о стрессорах, которые могут вызвать различные психические заболевания и рецидивы, могут помочь человеку. Сосредоточение внимания на укреплении здоровья в сочетании с профилактикой/лечением болезни помогает нам достичь улучшения качества жизни независимо от наличия заболевания.

Очень важным концептуальным выводом, который можно извлечь из данного подхода, является то, что сосредоточение внимания на укреплении психического здоровья позволяет рассматривать человека (а не болезнь) как центральное и наиболее важное лицо. И действительно, ориентированная на человека медицина развилась в важнейший ключевой подход в профилактике психических заболеваний и поддержании психического здоровья человека.18 Сосредоточение внимания на человеке, а не болезни, и применение профилактики психических заболеваний в равной степени к здоровым и больным людям, помогает бороться со стигмой, связанной с психическими заболеваниями и психиатрией.
Укрепление здоровья при шизофрении важно не только для личности, но и для общества в целом. Существует много доказательств того, что профилактика болезни и меры по укреплению здоровья при шизофрении могут быть клинически эффективными и рентабельными. 19 И хотя финансовые вопросы не должны играть никакой роли при лечении заболеваний, человеку приходится осознавать, что только экономически эффективные и рентабельные методы лечения помогут действительно улучшить ситуацию в вопросах психического здравоохранения для всех.

Выводы
Итак, из вышесказанного можно сделать вывод, что укрепление здоровья может считаться одним из важнейших вмешательств в лечение шизофрении, так как оно приносит пользу всем, 20 независимо от состояния или стадии болезни, может быть применено к широкому кругу людей, приводит к улучшению качества жизни, а не просто исчезновению болезни, и может быть экономически эффективным, а следовательно, косвенно полезным для здоровья многих людей. Учитывая данные факты, специалисты в области здравоохранения должны их применять для укрепления психического здоровья. Однако, часто это оказывается не так21. Поэтому потребуется еще много усилий для того, чтобы передать эту идею психиатрам, их пациентам, опекунам и семьям пациентов. Роль Всемирной Организации Здравоохранения в данной задаче оказывается очень важной, а организуемый ей День Психического здоровья оказывается ключевым событием.

Ссылки:
1. WHO. The World Health Organization Quality of Life assessment (WHOQOL): position Paper. Soc Sci Med. 1995;41:1403–1409.
2. Juvenal. In:Saturae, Liber IV, Satura X, 356.
3. Thales. In:Diogenes Laërtius, (R. D. Hicks, ed.), Lives of Eminent Philosophers I:37.
4. Kalra, G., Natarajan, P., Bhugra, D. Migration and physical illnesses (2011) Migration and mental health, pp. 299-312.
5. Christodoulou GN, Kontaxakis VP (eds, 1994). Topics in Preventive Psychiatry. Basel, Karger.
6. Herrman H. The need for mental health promotion. Aust N Z J Psychiatry. 2001;35:709–715.
7. WHO. Mental Health Action Plan for Europe: Facing the Challenges, Building Solutions. Helsinki, Finland: World Health Organization; 2005.14
8. Ryff CD, Singer B. Psychological well-being: meaning, measurement, and implications for psychotherapy research. Psychother Psychosom. 1996;65:14–23.
9. Kalra G, Christodoulou G, Jenkins R, Tsipas V, Christodoulou N, Lecic-Tosevski D, et al. Mental health promotion: Guidance and strategies. Eur Psychiatry. 2012;27:81–86.
10. Wood AM, Joseph S. The absence of positive psychological (eudemonic) well-being as a risk factor for depression: a ten year cohort study. J Affect Disord. 2010;122:213–217.
11. Burton NW, Pakenham KI, Brown WJ. Feasibility and effectiveness of psychosocial resilience training: a pilot study of the READY program. Psychol Health Med. 2010;15:266–277.
12. European Parliament Resolution of
19 February 2009 on Mental Health. P6 TA[2009]0063. Available at http://www.europarl.europa.eu
13. World Health Organization: Summary report: Prevention of mental disorders - effective interventions and policy options. Geneva: World Health Organization 2004.
14. Resnick SG, Rosenheck RA, Lehman AF. An exploratory analysis of correlates of recovery. Psychiatr Serv. 2004;55(5):540–547.
15. Tollefson GD, Andersen SW, Tran PV. The course of depressive symptoms in predicting relapse in schizophrenia: a double-blind, randomized comparison of olanzapine and risperidone. Biol Psychiatry. 1999;46(3):365–373.
16. Reine G, Lancon C, Di Tucci S, Sapin C, Auquier P. Depression and subjective quality of life in chronic phase schizophrenic patients. Acta Psychiatr Scand. 2003;108(4):297–303.
17. Christodoulou GN, Christodoulou NG. “Early Intervention in Psychiatry”. Launching editorial in: Early Intervention in Psychiatry 2007;1:5-6.
18. Christodoulou NG, and Ramalho R (2012). The paradigm shift from a disease-centred to a person-centred preventive medicine. Contribution in: Manifeste pour une Médecine de la Personne [French]. France 2012:47-55.
19. Christodoulou NG, Christodoulou GN. Financial crises: impact on mental health and suggested responses. Psychother Psychosom. 2013;82(5):279-84.
20. Min JA, Lee CU, Lee C. Mental Health Promotion and Illness Prevention: A Challenge for Psychiatrists. Psychiatry Investig. 2013 Dec;10(4):307-316.
21. Monshat K, Herrman H. What does ‘mental health promotion’ mean to psychiatry trainees? Australas Psychiatry. 2010;18:589.

Dr Nikos Christodoulou
Assistant Professor in Psychiatry
University of Nottingham Medical School
United Kingdom
Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

Prof Dinesh Bhugra
Professor of Mental Health and Cultural Diversity
Health Service and Population Research
Department
Institute of Psychiatry, King’s College London
United Kingdom
Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

 

ШИЗОФРЕНИЯ И СОЦИАЛИЗАЦИЯ
JohnBowis

Просто представьте, что вы приходите к своему GP(главный врач в Великобритании - General Practiotioner), он ставит вам диагноз, и вы идете в паб или возвращаетесь на работу и говорите своим друзьям или коллегам «Знаете что – мне только что сказали, что у меня шизофрения».

Сплотятся ли они вокруг, приобнимут вас, купят вам выпить, скажут, что у их бабушки было то же самое, заверят вас, что сейчас есть отличные лекарства от этого и скажут вам оставаться на связи и держать их в курсе, как вы себя чувствуете?

Или же они притихнут, отведут взгляд, внезапно вспомнят, что у них назначена встреча, незаметно отойдут и позвонят домой, сказать жене, чтобы больше не разрешала детям приходить в ваш дом?

Или же вы не придете в паб, не вернетесь на работу или в любое другое место, где можете встретить старых друзей и коллег, потому что вы напуганы – напуганы своим состоянием и напуганы их возможной реакцией?

Шизофрения - это плохое слово, слово, которое всегда звучит как клеймо – клеймо отчуждения от остального мира и клеймо отчуждения от самого себя. Неудивительно, что запускаются целые кампании по смене терминологии – хотя я не уверен, что «Синдром Психической Восприимчивости» - это та самая убирающая клеймо альтернатива, которую мы ищем.

Как бы мы не называли шизофрению, нам необходимо обелить это понятие, если мы хотим преуспеть в социализации тех, кто живет с ней.

Первое допущение при таком диагнозе строится на том, что вы опасны. СМИ склонны изображать ваше состояние как жестокость и опасность для людей на улице. Реальность же такова, что лишь у некоторых наблюдается проявление жестокости, и в большинстве случаев по отношению к себе. В Великобритании насчитывается приблизительно 250 000 диагностированных случаев. Среди всех 5 189 убийств, совершенных в Британии за девять лет с 1997 по 2005, только лишь 510, или 10 процентов, были совершены людьми, которые обращались за помощью в лечении психических расстройств в последние 12 месяцев. Фактически, риск подвергнутся насилию у вас в 14 раз больше, чем у преступника.

Если же взглянуть с другой стороны, то 99,97 процентов людей, страдающих от шизофрении, не совершат серьезных преступлений в текущем году.

И тем не менее, несмотря на то, что опрос, проводимый NHS (UK National HealthService) по вопросам отношения к психическим заболеваниям в 2011 году, показал, что 77 процентов людей согласны с утверждением «психическое заболевание – это такое же заболевание, как и другие», только 25 процентов согласились с утверждением «большинству женщин, проходивших лечение в психиатрической больнице, можно доверить работу няни».

Второе утверждение заключается в том, что вы не можете излечиться полностью, и поэтому должны оставаться в больнице. Реальность же такова, что 25 % больных шизофренией восстанавливаются полностью, еще 25-35 % показывают значительное улучшение состояния и живут сравнительно независимой жизнью, около 20 % показывают улучшение состояния, но нуждаются в постоянном уходе, а примерно 10-15 % так и остаются в больнице без каких-либо улучшений. Оставшиеся 10-15 % скоропостижно умирают, причиной смерти в большинстве случаев является суицид.

Я встречал много людей, живущих с заболеванием. Некоторые жили в больнице, некоторые жили независимой жизнью в собственном доме, некоторые жили со своими семьями, некоторые работали вместе со мной на волонтерской работе, другие же работали на ответственной и требовательной работе. У некоторых были слабые симптомы, у других - сильнейшие. Симптомы были самые разнообразные, от позитивных, таких как галлюцинации и мании, до негативных – абстиненции и недостатка мотивации, и симптомов когнитивного дефицита, таких как потеря внимания. Все они описаны в приложении.
Фильм «Игры разума» дает яркое представление о жизни с голосами, абстиненции, проблемах в семье, и о последней надежде. Фильм, безусловно, повлиял и на мою жизнь и эмоциональное состояние.
Главной идеей, исходящей из моего опыта и из этого фильма, является то, что состоянием больного шизофренией можно управлять, и им может управлять и сам больной при условии поддерживающего лечения, социальной поддержки, и открытых дверей к социализации, не закрывающихся от клейм и предосудительного невежества.

Социализация – это лишь бессмысленный термин до тех пор, пока мы не рассматриваем его составляющие. Это не просто общение или социально-ориентированная поддержка, хотя и обе этих составляющих входят в понятие социализации. Это умение слушать, уважать, и принятие позиции «я могу сделать это» отдельной личности – или позиции «я смогу сделать это, при условии, что препятствия будут устранены, и меня поддержат».

Это и открытые двери к помощи добрым советом и защите, это создание возможностей работы и волонтерства, взятия такого объема ответственности, который по плечу, это означает научить прессу, общество, рабочих, организации, полицейских, медиков, руководителей и политиков пересматривать свои взгляды и предубеждения. Это означает стремиться к тому, чтобы законы и правила были пересмотрены в сторону большей обоснованности. Это означает изучение заболеваемости. Это означает установление системы поощрений и обеспечения жильем, которая поможет в восстановлении и стабилизации состояния людей, страдающих шизофренией. И это означает заботу о тех, кто заботится и понимание их потребностей.

Все это означает, что каждый из нас должен задать вопрос «Что, если бы это случилось со мной или моим ребенком, или моей супругой, чего бы я боялся, на что надеялся, и как бы я помог им справится с этим»?

JohnBowis
WFMH Advisor
Former UK Member of Parliament and Health
Minister
Member of the European Parliament and
Spokesman on Environment, Health & Food Safety
Honorary Fellow of the Royal College of
Psychiatrists

 

РОЛЬ ПРАВИТЕЛЬСТВА И ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В ЛИЧНОСТНО-ОРИЕНТИРОВАННОЙ ТЕРАПИИ ШИЗОФРЕНИИ
JuanMezzich, MD, PhD
WFMH Vice-President for Governmental Affairs

Личностно-ориентированная терапия рисует большие перспективы в лечении людей, страдающих шизофренией или другими хроническими заболеваниями, так как размещает личность в центр системы лечения, вместо того чтобы представлять ее просто переносчиком заболевания. Личностно-ориентированная терапия, акцентируя внимание на целостном подходе к пониманию здоровья и ориентированном на восстановление в процессе лечения, не только вероятно станет эффективной в рамках устоявшихся методов лечения, но также может помочь «расклеймить» людей, страдающих психическими заболеваниями и тех, кто о них заботится. С этой точки зрения здравоохранение можно рассматривать как ответственность всех: пациентов, их семей, врачей, неправительственных организаций (таких как Всемирная Федерация Психического здоровья (WFMH)), равно как и правительственные и межправительственные организации.

Соответствует данному подходу и Женевская Декларация Личностно-Ориентированной Терапии для Хронических Заболеваний 2012 года, которая была принята на 5-й Женевской Конференции Личностно-Ориентированной Медицины (в которой принимали участие WFMH вместе с Всемирной Организацией Здравоохранения, международным Альянсом Организаций Пациентов и большой группой международных организаций). Она была выпущена Международным Колледжем Личностно-Ориентированной Медицины и опубликована в Международном Журнале Личностно-Ориентированной Медицины (Том 2, стр. 153-154, 2012). Ниже приведен текст декларации с разрешения соответствующей организации.

«21 век начался как век личностно-ориентированной терапии, и этот метод крайне интересен с точки зрения хронических заболеваний. Согласно предложению ВОЗ и ООН, правительство каждой страны и любая общественная организация должна вступить в борьбу с набирающей силу эпидемией хронических незаразных заболеваний, которые ставят под угрозу качество жизни и собственно саму жизнь стольких многих людей по всему миру. Мы должны акцентировать внимание на том, что личностно-ориентированный подход к укреплению и охране здоровья является ключевым в вопросах противодействия этой массовой эпидемии. Лечение людей с хроническими заболеваниями не может быть эффективным без вовлечения их самих в процесс восстановления собственного здоровья. Поэтому, мы уверены, что использование новых подходов в укреплении здоровья и воздействии на заболевание необходимо интегрировать в нашу систему здравоохранения. Более того, пациент должен оставаться в центре такого подхода. Должны быть разработаны эффективные процедуры здравоохранения, клинические, медицинские и технологические процедуры, которые следует реализовать, учитывая, что личность должна оставаться ядром биологических, психологических и социокультурных подходов.

Около трети населения планеты в настоящее время страдает по меньшей мере от одного хронического заболевания. Причиной более 60 % смертей в 2008 году стали сердечно-сосудистые, респираторные заболевания, рак и диабет. Возраст четверти умерших не превышал 60 лет. Иные хронические заболевания, такие как психические или костно-мышечные заболевания наносят непропорционально больший вред. Смерть и инвалидность наносят огромный вред людям, их семьям, и приводят к глобальным экономическим последствиям.

Четыре основных компонента эффективного подхода к лечению хронических незаразных заболеваний:
1. Мониторинг одновременно факторов риска и защитных факторов (внутренних и внешних, биологических, психологических и социальных).
2. Мониторинг благополучия, включая последствия улучшения здоровья (жизненная энергия и устойчивость к внешним воздействиям и несчастьям) и динамики болезни (заболеваемость и смертность от конкретных болезней).
3. Индивидуальные и общественные подходы к укреплению здоровья (использование ресурсов в области укрепления здоровья, соблюдение программ по укреплению здоровья, повышение уровня знаний в области укрепления здоровья, программы поддержки, так же как и возможные затруднения и ресурсы, необходимые для их реального использования в жизни).
4. Реакция системы здравоохранения на болезни (стратегии и планы, инфраструктура, человеческие ресурсы и доступ к неотъемлемой части здравоохранения, включая медикаментозное и иное лечение)

Не следует забывать, что у людей есть факторы риска и защитные факторы, что люди обладают жизненной энергией и сопротивляемостью, болезненностью и инвалидностью; что люди выбирают цели и стиль жизни согласно собственным представлениям, и лечение следует проводить с учетом их потребностей, целей и ценностей. Хронические заболевания, структуры, которые встают на путь борьбы с ними, глобальное экономическое влияние заболеваний в конечном счете вовлекает в общий процесс и людей, каждого со своей уникальной жизненной историей и уникальным взглядом на жизнь. Это формирует жизненный стиль человека с учетом его опыта и окружения, включая его заболевания и соответствующие защитные факторы и факторы риска.

Эффективная профилактика и лечение болезней, согласно определению понятия здоровья Всемирной Организацией Здравоохранения, должны опираться на улучшение благополучия, а не ограничиваться устранением симптомов и предотвращением заболеваний. Нацеленность на укрепление здоровья также важна с точки зрения мотивации к излечению. Людей гораздо проще убедить активно поддерживать здоровый образ жизни, чем избавиться от вредных привычек и нездорового образа жизни, приводящего к развитию заболевания и переходу его в хроническую стадию.

Такой базис укрепления здоровья и лечения заболеваний должен соответствовать жизненным целям, ценностям, истории и стремлениям пациента. Рассматривая вопросы применения личностно-ориентированного подхода следует быть чутким, уважительным и оказывать поддержку в восстановлении нормальной жизни и сопротивляемости к негативным факторам пациента с учетом понимания и вопросов укрепления здоровья, и терапии.

Таким образом, 5-я Женевская Конференция Личностно-Ориентированной Медицины определяет следующие рекомендации:
• Правительственные организации должны использовать комплексный подход к интеграции укрепления здоровья и лечения заболеваний. Для достижения этой цели необходимо инвестировать в системы здравоохранения, осознавая тот факт, что инвестиции в здоровье людей есть инвестиции в социальной обеспечение, экономическое процветание и безопасность.
• Сектор здравоохранения несет основную ответственность за контроль над этим, учитывая, что системы здравоохранения могут и должны реагировать на растущее бремя хронических заболеваний. Различные службы системы здравоохранения также должны заниматься профилактикой, диагностикой и лечением таких заболеваний путем интеграции систем общественного здравоохранения, многопрофильных специалистов в области здравоохранения и служб оказания первой помощи.
• Личностно-ориентированная медицина должна поддерживаться путем тесного сотрудничества между службами, оказывающими медицинскую помощь и общественными организациями, работающими в области здравоохранения. Каждый человек, страдающий хроническим заболеванием, должен быть также вовлечен в это сотрудничество для достижения общего понимания проблемы и совместного принятия решений по предотвращению и лечению таких заболеваний.
• Организации, работающие в области здравоохранения, должны провести работу среди своих членов для дальнейшего развития личностно-ориентированного подхода к укреплению и лечению болезней. Следует также обеспечить интеграцию медицинских и социальных служб.
• Распространение информации о личностно-ориентированном подходе, обучение специалистов и проведение исследований в области здравоохранения - есть ключевые факторы поддержки эффективной медицинской помощи и общественных мероприятий по противодействию хроническим заболеваниям.
• И последний, но не менее важный факт – гражданское общество в целом должно прилагать усилия для излечения хронических заболеваний, и эффективность этих усилий в значительной степени зависит от вклада и участия каждого человека и каждой части общества".

Juan E. Mezzich, MD, PhD
Professor of Psychiatry, Icahn School of Medicine
at Mount Sinai, New York, USA
Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

 

Часть III
Интервенции, вмешательства
перевод Александра Левчука (Ростов-на-Дону, Россия)

РАННЕЕ ВМЕШАТЕЛЬСТВО ПРИ ШИЗОФРЕНИИ
Prof Patrick McGorry, MD, PhD

За последние несколько десятилетий в нашем понимании серьезных психических заболеваний, в частности шизофрении, произошла смена парадигмы. До недавнего времени шизофрения рассматривалась как болезнь с почти неизбежным плохим прогнозом и с незначительной надеждой на что-то большее, чем просто управление симптомами с помощью медикаментов. Тем не менее, исследования последних двух десятилетий показывают, что такая мрачная перспектива не оправдана и что раннее и адекватное вмешательство может изменить течение такого заболевания как шизофрения.

Одной из главных причин, по которой шизофрения считается столь разрушительной болезнью, является тот факт, что она обычно проявляется в конце подросткового возраста либо в 20 лет и немного позже, в то время, когда молодой человек оканчивает обучение и выходит на работу, когда устанавливается сеть социальных контактов, исследуются романтические отношения, и юноша начинает приобретать свою независимость как молодой взрослый. Любое серьезное заболевание может существенно нарушить эту траекторию нормального развития. И тяжелее всего воздействует именно этот сбой в развитии, нежели симптомы заболевания сами по себе. Исследования показали, что шизофрения редко проявляется внезапно и ее наступление обычно происходит после долгого периода все более утяжеляющихся симптомов и постепенной инвалидизации (потери трудоспособности). Действительно, существенная составляющая недееспособности, связанной таким психотическим заболеванием, как шизофрения, развивается в течение нескольких лет до первого эпизода болезни.

Идея о том, что с помощью раннего лечения возможно изменить течение шизофрении, прежде чем укрепится недееспособность, связанная с началом болезни, была предложена еще в начале прошлого века. Несмотря на это, исследования, проводимые на ранних стадиях заболевания, не проводились серьезно до 1990-х годов. Именно тогда первые исследования раннего вмешательства в течение психотического заболевания показали, что ранее и адекватное лечение приводит к лучшим результатам в среднесрочной и долгосрочной перспективах. Эта работа привела к открытию, что продолжительность нелеченной болезни является наиболее важным фактором, связанным с долгосрочными последствиями, который фактически могли бы быть изменены с помощью лечения. Проще говоря, раннее и адекватное лечение позволяет молодым людям достичь более полноценного восстановления с менее выраженной недееспособностью. Впервые клиницисты и исследователи смогли показать, что шизофрения не является безнадежным заболеванием: ее больше не следует связывать с неизбежным упадком и непрерывной инвалидизацией.

Эта работа привела к вспышке всемирного интереса и рождению движения «раннее вмешательство». При раннем вмешательстве в такие серьезные психические заболевания как шизофрения, мы стремимся предотвратить начало болезни, а при неудаче - минимизировать симптомы и страдания, связанные с заболеванием, и увеличить шансы на наиболее полное возможное восстановление без продолжающейся инвалидизации. В сущности, предупреждение возникновения серьезного психического заболевания означает в первую очередь выявление тех, кто находится в группе риска, а затем - вмешательство, позволяющее предупредить болезнь. В настоящий момент мы еще не в состоянии делать это с шизофренией, потому что мы пока не понимаем биологию этого заболевания достаточно хорошо. Требуется гораздо больше исследований, чтобы позволить врачам разработать диагностические тесты, которые будут являться достаточно специфическими и точными. Тем не менее, научно-исследовательская работа на сегодняшний день позволила клиницистам определить критерии, которые указывают, что молодой человек имеет риск развития серьезного психического заболевания. Они включают в себя наличие возрастного порога от 14 до 29 лет (потому что именно тогда впервые проявляются серьезные психические заболевания) и факт обращения за помощью по поводу симптомов дистресса, таких как депрессия, тревога и психотические симптомы низкого уровня (low-level psychotic symptoms; слабовыраженные психотические симптомы).

Установление того, что группа молодых людей крайне подвержена риску развития серьезного психического заболевания позволило врачам и исследователям разработать ряд подходов к лечению, направленных на облегчение их симптоматики и страдания, предвосхищение развития недееспособности и предупреждение развития более серьезной болезни. Эти процедуры проводятся с учетом стадии заболевания у молодого человека. На самом раннем этапе они включают в себя консультирование, образование и поддерживающий мониторинг. Если симптомы сохраняются или ухудшаются, то может быть предложена когнитивно-бихевиоральная терапия и задействованы антидепрессанты и противотревожные препараты. В этой группе пациентов были также протестированы малые дозы противопсихотических препаратов, но в связи с большим риском побочных эффектов их не рекомендуют в качестве первой линии лечения. Раннее вмешательство особенно важно для этих уязвимых молодых людей. Хотя у большинства из них не продолжится развитие шизофрении, их симптомы тревоги и расстройства настроения имеют потенциал, чтобы развиться в более устойчивое заболевание, если их не лечить эффективно с самого начала.

Для молодых людей, у которых случился первый эпизод психоза, ранее вмешательство означает своевременное признание заболевания и как можно более раннее начало соответствующего лечения. Первоначальное лечение включает малые дозы противопсихотических препаратов, чтобы справиться с симптоматикой и переживанием страдания. Тем не менее, восстановление включает в себя гораздо больше, чем просто устранение симптомов; для молодого человека с серьезных психическим заболеванием это также означает восстановление и поддержание его нормального пути развития - возвращение в школу или к работе, наслаждение социальными взаимодействиями, проживание полноценной и содержательной жизни на пути к своей взрослой независимости. Таким образом, раннее вмешательство подразумевает окружение этих молодых людей и их семей обширной и интегрированной системой непрерывного ухода на протяжении первых 2-5 критических лет после начала заболевания, когда риск аккумуляции недееспособности является самым высоким.

Такая комплексная помощь осуществляется небольшой командой специалистов, которые будут продолжать вести конкретный клинический случай. Она включает в себя предусмотренное медикаментозное и психологическое лечение, чтобы помочь молодому человеку справляться с заболеванием и его симптоматикой, а также набор мер, направленных на содействие социальному, образовательному и профессиональному восстановлению. Данная работа проводится при взаимодействии со специалистом из службы по работе с ранним психозом. Такие службы предлагают соответствующую развитию, ориентированную на молодежь инклюзивную среду, где многопрофильная команда специалистов медицинской, психосоциальной, профессиональной и образовательной сферы предоставит молодым людям поддержку в их восстановлении. Такие подходы к лечению показали себя крайне эффективно для молодых людей на ранних стадиях заболевания и были высоко оценены как самими молодые людьми, так и их семьями. Они эффективны также экономически; и наше растущее признание важности проблем психического здоровья молодежи вместе с набирающим популярность спросом на услуги по охране психического здоровья, которые помогают распознать уникальные потребности молодежи в сфере охраны психического здоровья, привели к реформам в этой сфере обслуживания и развитию соответствующих служб в таких странах как Австралия, Ирландия, Англия, Дания, Канада и в последнее время в США. Например, в 2006 году Правительством Австралии было создано свободное пространство, национальная расширенная система первичной помощи в сфере психического здоровья молодежи, которая в настоящее время функционирует на 70 участках по всей стране, и еще 30 центров будут созданы к 2016 году. Девять из этих центров предлагают специальные меры по уходу за ранним психозом, сформированные в нашем Early Psychosis Prevention and Intervention Centre (EPPIC) в Мельбурне.

Молодые люди из многих австралийских сообществ получают свободный доступ к раннему вмешательству и научно-обоснованной и свободной от стигм помощи в решении проблем с психическим здоровьем, они и их семьи голосуют ногами (voting with their feet - это австралийский сленг, может означать «уходить, выражая свое недовольство) вместе со стабильно растущим спросом на такие услуги. Хотя пока еще сильно рано оценивать досрочные результаты этих реформ, предварительные данные крайне позитивны. Эти подходы, которые предлагают комплексный уход с самого начала, контрастируют с существующим в настоящее время положением, когда слишком часто и по многочисленным причинам происходит откровенное пренебрежение. Многие исследователи и клиницисты, работающие в этой области, чувствуют совместно с широкой общественностью, что они наблюдали за этим слишком долго, и что молодые люди и их семьи заслуживают активного соучастия и научно-обоснованной помощи, которая будет отвечать их потребностям.

Подходы, подобные этим, уже продвинули наше мышление в области охраны психического здоровья от того, что традиционно является паллиативным подходом к предупреждающему подходу, который обладает потенциалом к лучшим результатам для молодых людей, их семей и общества в целом.

Professor Patrick McGorry, AO, MD, PhD, FRCP, FRANZCP
Executive Director, OYH Research Centre
Professor, Centre for Youth Mental Health,
The University of Melbourne Australia
Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

 

ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ВМЕШАТЕЛЬСТВО ПРИ ШИЗОФРЕНИИ
Philippa A. Garety PhD,
Todd M. Edwards, PhD

Основные положения:
- психологические методы лечения имеют важное значение в оказании помощи людям с диагнозом «шизофрения» и их семьям;
- когнитивно-бихевиоральная терапия при психозах является эффективным методом психологического вмешательства; она основывается на предположении, что личный опыт человека должен быть воспринят серьезно, и он может помочь в достижении большей степени контроля над его мышлением и поведением;
- семья часто является первой линией фронта по уходу за человеком с шизофренией;
- семейное психообразование (или Семейное Вмешательство) является эффективным в лечении шизофрении. Некоторые люди особенно ценят групповые форматы, направленные на уменьшение социальной изоляции и стигматизации.

Психологическое лечение имеет важное значение в оказании помощи людям с диагнозом «шизофрения» и их семьям. Бывает очень трудно справиться с вызывающими беспокойство убеждениями и необычными и расстраивающими переживаниями, когда другие тебе не верят. Разговор об этом с квалифицированным специалистом из сферы психического здоровья часто помогает. Психологическое лечение - это общий термин, используемый для описания встреч с терапевтом, с которым можно поговорить о своих чувствах и мыслях, и о том, как они влияют на жизнь и благополучие человека.

Когнитивно-бихевиоральная терапия и арт-терапия

Когнитивно-бихевиоральная терапия при психозе - это форма психологического лечения, в отношении которой существует большой объем исследовательских данных, подтверждающий ее эффективность *1,2,3. Эти данные говорят о том, что от половины до двух третей людей, которые проходили такую терапию, получили определенную пользу. Эта терапия включает встречи с терапевтом один-на-один, как минимум, на протяжении 16 сессий в течение 6-12 месяцев. В ней происходит фокусировка на проблемах, идентифицируемых человеком (пользователем терапевтических услуг) как важные, которые могут включать, например, чувство тревоги и избегание ситуаций, пониженное настроение и пониженную активность (бездеятельность, гиподинамию), проблемы со сном, беспокойство, борьбу с голосами, совладение с параноидальной обеспокоенностью или травматическими переживаниями или управление стрессом, которые приводят к рецидиву. Основная цель работы выбирается самим человеком и часто сводится к уменьшению страданий, связанных с психотическими симптомами, такими как голоса или тревожащие мысли (параноидальные идеи и бред) и совместной терапевтической работе, позволяющей вернуться на путь выздоровления. Сессии могут включать разговоры о том, как начались эти проблемы, обсуждение того, что происходило с человеком, и как он это интерпретировал, понимание своих необычных переживаний и изучение новых способов мышления и действия при возникновении проблем. Некоторым людям может помочь запись своих мыслей в дневник, идентификация конкретных паттернов в своих проблемах, анализ своих убеждений, и того, как те могут на них влиять, попытки действовать по-новому. Терапия основана на предположении, что переживания конкретного человека следует принимать всерьез, и на предоставлении помощи в установлении контроля над своим мышлением и поведением.

Исследования показали, что арт-терапия также может быть полезной, особенно для тех людей, которые ушли из семьи и потеряли интерес к вещам, которые когда-то доставляли удовольствие *2. В данном направлении терапии роль вербальной коммуникации ниже, но при этом, в качестве терапии особым структурированным образом используется музыка, драма или искусство. Такую терапию рекомендуется проводить в группах людей со схожими проблемами.

Роль семьи и семейная терапия

Семья часто располагается на первой линии фронта по уходу за человеком с шизофренией. Роль опекуна сопровождается многочисленными нагрузками и потребностями, члены семьи могут оставаться эмоционально истощенными и нуждающимися в помощи. Они нуждаются в поддержке, чтобы наилучшим образом помогать больному члену семьи и справляться со стрессом, связанным с шизофренией.

Благополучие и клинический исход для человека с шизофренией подвержены значительному влиянию со стороны поведения членов семьи. Это не означает, что семья может вызвать заболевание (такая мысль являлась досадным заблуждением в начале работы с семьями людей с шизофренией) *5. Тем не менее, определенные семейные переменные сильно влияют на процессы восстановления при шизофрении. Выражаемые эмоции (ВЭ), которые включают в себя враждебность и критику, проявлялись как сильный предиктор исхода в шизофрению. Когда семьи пациентов с шизофренией имеют высокий коэффициент ВЭ, происходят более частые рецидивы по сравнению с семьями, которые имеют более низкий ВЭ *6. Привлечение семьи к процессу лечения человека с шизофренией позволяет работнику сферы психического здоровья поддерживать семью в ее уходе за психически больным человеком, работать с их реляционным стрессом, который может усугубить проблемы, а также открыть доступ к семейным навыкам и ресурсам, чтобы помочь пациенту при необходимости.

Семейное психообразование (СПО), называемое в некоторых странах Семейное Вмешательство *2, достаточно эффективно в лечении шизофрении и в настоящее время считается основанной на доказательной базе практикой для снижения количество рецидивов и госпитализаций *7. СПО - это совокупность программ, направленных на предоставление информации о заболевании, управление лекарствами и планирование лечения, а для членов семьи - информирование о том, как справляться с симптомами болезни, которой страдает член семьи и последствиями заболевания для семьи в целом *8. Эти программы предполагают, что: 1) действия членов семьи влияют на то, как человек справляется с болезнью, и на его лечение; 2) члены семьи нуждаются в информации и поддержке по уходу за членом семьи с тяжелым психическим заболеванием. СПО все чаще предлагается в групповом формате, где семьи объединяются вместе, чтобы уменьшить социальную изоляцию и стигматизацию и пожинать плоды взаимной поддержки *7.

Ссылки:
1 Wykes, T, Steel, C, Everitt B, Tarrier N. Cognitive behavior therapy for schizophrenia: effect sizes, clinical models, and methodological rigour. Schizophrenia Bulletin, 2008; 34:523-37.
2 National Institute of Health and Clinical Excellence. Core interventions in the treatment and management of schizophrenia in adults. Clinical guideline 82 Updated edition, London: NICE, 2009.
3 National Institute of Health and Care Excellence. Psychosis and schizophrenia in adults: treatment and management guideline update, London: NICE; 2014.
4 Freeman, D, Garety, PA (2006) Helping people with paranoid and suspicious thoughts: a cognitive behavioural approach. Advances in Psychiatric Treatment, 2006; 12:404-415
5 Keitner, GI, Heru, AM, Glick, ID. Clinical manual of couples and family therapy. Washington, DC: American Psychiatric Publishing, Inc; 2010.
6 Pharoah, F, Mari, J, Rathbone, J, Wong, W (2006). Family intervention for schizophrenia. Cochrane Database of Systematic Reviews, 2006; 4;CD000088.
7 Jewell, TC, Downing, D, McFarlane, WR. Partnering with families: multiple family group psychoeducation for schizophrenia. Journal of Clinical Psychology, 2009; 65(8);868–878.
8 Lucksted, A, McFarlane, W, Downing, D, Dixon, L, Adams, C. Recent developments in family psychoeducation as an evidence-based practice. Journal of Marital and Family Therapy, 2012; 38;101-121.
9 McFarlane, WR, Dixon, L, Lukens, E, Lucksted, A. Family psychoeducation and schizophrenia: a review of the literature. Journal of Marital and Family Therapy, 2003;29;223–246.

Philippa Garety PhD
Professor of Clinical Psychology, King’s College
London, Institute of Psychiatry
Clinical Director and Joint Leader Psychosis Clinical
Academic Group, King’s Health Partners
South London and Maudsley NHS Foundation
Trust
United Kingdom
Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

Todd M. Edwards, PhD
Professor and Director
Marital and Family Therapy Program
University of San Diego, USA
Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

 

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ КОМПЬЮТЕРА ПРИ ТЕРАПИИ ПРЕСЛЕДУЮЩИХ ГОЛОСОВ, РЕЗИСТЕНТНЫХ К МЕДИКАМЕНТОЗНОМУ ЛЕЧЕНИЮ: ЭФФЕКТИВНОЕ РЕШЕНИЕ
Professor Julian Leff

Внедрение противопсихотического медикаментозного лечения в 1950-х годах привело к значительному прогрессу в лечении психотических заболеваний. Однако не все пациенты отреагировали на такое лечение. В частности, одному из четырех пациентов, которые слышали голоса, ругающие их и/или приказывающие нанести себе или другим вред, такое лечение не помогало. Качество их жизни значительно снизилось из-за этих непрекращающихся переживаний, которые негативно влияли на их мышление, работу, социализацию. К сожалению, один из десяти пациентов, которые страдают от таких голосов, совершает самоубийство. Развитие британскими психологами когнитивно-поведенческой терапии для психозов показало, что при ее применении снижается уровень стресса, вызванного голосами, она влияет также и на интенсивность и частоту проявлений голосов.

Когда пациентов с такими симптомами спрашивают о самом худшем аспекте их переживаний, большинство из них отвечает, что это - беспомощность. Однако небольшое количество пациентов способно наладить диалог с голосами, что дает им усиление чувства контроля над ними. Одна из основных трудностей вербального взаимодействия с голосами - их невидимость. В повседневной жизни - при поддержании разговора - мы очень зависимы от реакций другого человека, включая зрительный контакт, улыбки, кивания головой. Конечно, ничего из этого недоступно в случае с голосами. Кроме того, голоса обычно воспроизводят краткие и повторяющиеся фразы, такие как «ударь себя по лицу», которые не связаны с тем, что пациент говорит им. Мне казалось, что если бы у нас была возможность дать невидимому голосу человеческое лицо, которое бы реагировало на пациента, в таком случае было бы больше возможностей наладить диалог.

Размышляя о такой возможности, мне пришло в голову предположение, что решением в данной ситуации мог бы стать аватар. Аватары - это сгенерированные компьютером изображения, которые сейчас повсеместно используются в компьютерных играх, с которыми знакомы даже маленькие дети. Но я нуждался в кое-чем более специализированном, а именно в таком аватаре, который мог бы создать сам пациент, с таким лицом, которое, по его мнению, принадлежало голосу, и с приблизительно такими же голосовыми характеристиками, как у голоса, который их преследовал. Я работал с несколькими учеными, исследующими речь, Mark Huckvale и Geoffrey William, которые разработали компьютеризированную систему, чтобы добиться этого. Было важно, чтобы терапевт мог контролировать то, что говорит аватар, для того, чтобы его преследующее злоупотребление могло измениться. Это было достигнуто путем записи голоса терапевта, читающего набор коротких параграфов, а затем Mark Huckvale изменил различные характеристики записей, чтобы обеспечить серии из разнообразных голосов, из которых пациент мог бы выбрать один, наиболее похожий на своего преследователя. И тогда для терапевта станет возможно говорить с пациентом выбранным им голосом и решить, что этот голос сказал бы в ответ на реплики пациента.

Пациенту был показан целый ряд лиц, которые могли быть изменены в разных характеристиках, таких как волосы и цвет глаз, широта лица и форма носа, с помощью которых пациент мог построить лицо, которое бы представляло его преследователя. Некоторые пациенты знали индивида, чей голос они слышали, в то время как остальные не связывали голос с конкретной и идентифицируемой личностью. Этих пациентов попросили выбрать лицо, с которым им бы было комфортно разговаривать, и это было бы приемлемо для них.

Терапия состояла из 6 сессий по 30 минут каждая. Перед первой сессией пациента спрашивали, что обычно говорит голос. Терапевт все записывал и произносил это на первой сессии голосом, выбранным пациентом. Пациент был предупрежден, что это случится, и был заверен, что терапевт будет на его стороне и против аватара. Все это было возможно потому, что в кабинете, в котором сидел терапевт и который располагался на некотором расстоянии от комнаты, занятой пациентом, был отдельный экран, который позволял ему выбирать - говорить измененным голосом, как аватар, или своим ествественным голосом, как терапевт. Так терапевт в определенной последовательности играл две роли: либо как преследующий аватар, либо как поддерживающий терапевт. Пациенты не знали об этом, и все (кроме 2 из 16 пациентов, которые проходили такую терапию) принимали аватар как голос, который они слышали до этого.

В ходе 6 сессий терапевт постепенно изменял характер аватара, меняя также его отношения с пациентом. Это происходило вплоть до того, что голос прекращал свое преследование и позволял пациенту взять себя (голос) под контроль. В конце концов, аватар признавал хорошие качества пациента и давал совет, как пациент может улучшить качество своей жизни. Например, одного пациента, который жаловался на одиночество, спросили, есть ли у него какое-нибудь хобби. Пациент ответил, что ему всегда был интересен парусный спорт, но он никогда не пробовал себя в этой деятельности. Аватар откликнулся предложением, чтобы тот присоединился к яхт-клубу и пациент согласился, что это была хорошая идея.
Каждая сессия была записана на аудио, и запись была перенесена в MP3 плеер, который был отдан каждому пациенту на хранение. Им было предложено прослушивать сессии когда они были обеспокоены голосом или чувствовали себя несчастными. Им сказали, что теперь у них есть терапевт в кармане!

Эффект терапии оценивался с помощью научного исследования со случайным распределением пациентов к терапии аватаром, а также к обычному лечению, которое состояло из противопсихотического медикаментозного лечения и регулярного наблюдения со стороны психиатра. Результаты оказались намного лучше, чем ожидалось. Большинство пациентов почувствовали, что голос или голоса стали реже возникать, были тише, а также менее оскорбительными. Пациенты чувствовали, что появился больший контроль над голосами. Одна из них отметила, что голоса говорили с ней гораздо меньше, потому что они знали, что она ответит обратно. Было отмечено также снижение депрессивных переживаний и суицидальных мыслей. Наиболее впечатляющий и неожиданный эффект состоял в том, что три пациента вообще перестали слышать преследующий голос: двое из них испытали это ощущение после двух сессий терапии, а один - после пяти сессий. Они слышали голоса на протяжении шестнадцати, тринадцати и трех с половиной лет соответственно.

Необходимо также указать, что далеко не все из пациентов имели такие хорошие результаты. Два пациента слышали несколько голосов, которые говорили так громко, что они не могли сосредоточиться на аватаре. Другим их голоса угрожали причинением вреда им или их родственникам, если они продолжат терапию. Терапия аватаром, таким образом, подходит не для всех людей, страдающих от голосов. Однако результаты исследования оказались достаточно впечатляющими, чтобы инициировать гораздо более широкомасштабное исследование, которое в настоящее время финансируется и идет полным ходом. Оно планирует занять три года. Если оно с успехом повторит результаты первого исследования, то основные усилия в дальнейшем будут направлены на развитие портативной версии компьютеризированной системы, чтобы сделать ее доступной для всех, кто сможет извлечь из нее пользу.

Professor Julian Leff Emeritus
Professor Institute of Psychiatry,
King’s College London United Kingdom

 

КОМОРБИДНОСТЬ И ШИЗОФРЕНИЯ: ФИЗИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ ЛЮДЕЙ С ШИЗОФРЕНИЕЙ - ФАКТЫ
Dr. Helen L. Millar Prof Mohammed Abou Saleh

В настоящее время среди психиатров и других специалистов в области здравоохранения гораздо больше осведомленности о том, что люди с шизофренией имеют повышенный риск заболеваемости и смертности по сравнению с общей популяцией. Неучтенные физические заболевания среди этих людей могут привести к уменьшению продолжительности жизни до 20 лет. Две третьих преждевременных смертей в этой группе населения обусловлены физическими заболеваниями, в частности, сердечно-сосудистыми заболеваниями (ССЗ), которые являются основным фактором смертности. Те, кто страдают от шизофрении, имеют в два раза больше шансов умереть от сердечно-сосудистых заболеваний, чем люди в общей популяции.

Некоторые модифицируемые факторы риска способствуют увеличению риска заболевания ССЗ в этой группе людей. В результате у людей с шизофренией наблюдается возрастающее беспокойство о своем физическом здоровье (особенно касательно ССЗ). Люди с шизофренией также более склонны к полноте, курению, диабету, гипертонии, дислипидемии (аномальному ожирению). Этот кластер факторов риска был описан как метаболический синдром (речь идет в том числе о нарушенной толерантности к глюкозе, центральном ожирение, гипертензии и дислипидемии).

Заболеваемость метаболическим синдромом у людей с тяжелыми психическим заболеваниями в 2-3 раза выше, чем у населения в целом. Суррогатным маркером метаболического синдрома является центральное ожирение, легко устанавливаемое при измерении окружности талии, а также нарушения двух из следующих параметров: низкий уровень ЛПВП (липопротеин высокой плотности) холеристина, высокое кровяное давление и повышенный уровень глюкозы в крови (Metabolic syndrome IDF definition 2005).

Хотя сердечно-сосудистые и метаболические заболевания у людей с шизофренией возникают чаще, чем в общей популяции, другие проблемы физического здоровья, такие как инфекции, новообразования или медицинские осложнения, связанные со злоупотреблением алкоголем и наркотическими веществами, также встречаются чаще и имеют большее влияние на больных шизофренией. Поэтому крайне важно признавать физическое заболевание на ранней стадии и лечить его без промедления.

Источники риска, связанного с проблемами с физическим здоровьем

Хотя многие факторы риска (как модифицируемые, так и немодифицируемые) вносят свой вклад в плохое физическое самочувствие людей с шизофренией, повышенная смертность во многом связана именно с модифицируемыми факторами риска, многие из которых связаны с образом жизни, который мы можем изменить.

Факторы риска, которые являются немодифицируемыми, включают нашу генетику, возврат и пол. Существует все больше доказательств, что может быть генетическая связь между шизофренией и проблемами с физическим здоровьем, такими как нарушение толерантности к глюкозе, ведущее к диабету.

Модифицируемые факторы риска - это такие факторы, на которые мы можем повлиять, чтобы улучшить физическое здоровье в данной группе людей.

В настоящее время установлено, что люди с проблемами психического здоровья не получают равный доступ к медицинским услугам. Это связано с некачественным предоставлением услуг по проведению медицинских осмотров, стигматизацией и недостаточной осведомленностью и образованием семейных врачей.

Точка зрения пациента

«Мне кажется, как только вам ставится психиатрический диагноз, все физические симптомы, которые вы испытываете, мгновенно начинают восприниматься как часть вашего диагноза. Когда высказывется такое предположение, то трудно найти кого-то, кто попытается это опровергнуть»

«Переосмысленный анонимный комментарий человека с психическим заболеванием» (2013).

Кроме того, люди с шизофренией реже обращаются за медицинской помощью, касающейся физического заболевания - все это может затягивать постановку диагноза и получение лечения в течение многих лет. Это может привести к плохому прогнозу и, в конечном счете, к сокращению продолжительности жизни.

Общеизвестно, что рацион людей с заболеванием чаще всего содержит высокий уровень насыщенных жиров и сахара-рафинада, и при этом имеет место недостаток клетчатки и малое количество фруктов и овощей.

Различные упражнения и физическая активность оказываются ограничеными из-за отсутствия психического благополучия, низкой мотивации/побуждения, отсутствия структурированности в жизни и, временами, из-за отсутствия приоритетов в финансовых ресурсах.

Такие люди более склонны к курению, злоупотреблению алкоголем и наркотическими веществами, результатом чего становится ухудшение психических, физических и социальных результатов, увеличение частоты рецидивов, бездомность, безработица, распад семьи и преступность.

Основой лечения людей с шизофренией являются противопсихотические препараты. В настоящее время существует большой выбор лекарств для лечения этого заболевания. Второе поколение противопсихотических препаратов, называемых «атипичными», обеспечивает более эффективные варианты лечения, снижение двигательных расстройств. Цель лечения состоит в том, чтобы оптимизировать психическое и физическое благополучие, но некоторые из таких препаратов имеют повышенный риск развития сердечно-сосудистых и метаболических проблем, включая ишемическую болезнь сердца, увеличение веса, липидные нарушения и диабет II типа.

Измерения для контроля физического здоровья в SMI

пациентов с базовыми значениями

 

Базовый

6 недель

3 месяца

По крайней мере, на 12 месяцев

и затем ежегодно

Личная и семейная история

Х

   

Х

Курение, физические упражнения, диета и привычки

Х

Х

Х

Х

Вес

Х

Х

Х

Х

Окружность талии

Х

Х

Х

Х

Артериальное давление

Х

Х

Х

Х

Глюкозы в плазме натощак

Х

 Х1

Х

Х

Липидный профиль

Х

 Х1

Х

Х

Параметры кардиограммы

Х

   

Х

Пролактин

 Х2

 

 Х3

 Х3

Состояние зубов

Х

   

Х

1. Такая ранняя оценка сахара в крови и липидов была рекомендована в Европе, но не в США

2. Как сообщается, это некоторые возможные эталонные значения, которые используются, только в случае нарушений репродуктивной системы.

3. Только в случае сексуальной дисфункции, которая совпала с антипсихотическим лечением или изменением дозы.

WPA рекомендации De Hert et al., World Psy2011

Как мы работаем совместно, чтобы улучшить физическое здоровье у людей с шизофренией?

Хорошие новости состоят в том, что на сегодняшний день специалисты в области здравоохранения, люди с шизофренией и их опекуны/семьи гораздо более осведомлены о риске, связанном с физическим здоровьем, у людей с этой болезнью. Сейчас мы находимся в лучшем положении, чтобы обеспечить соответствующее образование и поддержку в форме проверок здоровья и управления своей жизнью. Как следствие, люди с шизофренией будут более информированными, а также будут иметь возможность участвовать в программах по соответствующему образу жизни, позволяющих им взять на себя больше ответственности и принимать решения о своем собственном физическом благополучии.

Уход за людьми с шизофренией должен быть человек-центрированным и совместным, потребности и предпочтения пациента должны учитываться таким образом, чтобы он мог принимать обоснованные решения насчет своего физического и психического благополучия. Учитывая эффективную коммуникацию, предоставление информации, основанной на доказательной базе, принятие поощряющего активность подхода, не существует причин, чтобы люди с шизофренией не могли жить долгой и здоровой жизнью.

Регулярные проверки здоровья имеют важное значение для мониторинга сердечно-сосудистых и метаболических факторов риска наряду с общим мониторингом состояния здоровья. Всемирная психиатрическая ассоциация рекомендует проверки, перечисленные в следующей таблице.

Управление образом жизни для профилактики проблем с физическим здоровьем

Простые советы, связанные с изменением образа жизни, могут иметь впечатляющие последствия, касающиеся долгосрочных результатов и общей продолжительности жизни.

Кардиопротективная диета
- сокращение количества жирной пищи;
- увеличение потребления рыбы;
- увеличение количества фруктов и овощей - пять порций в день;
- сокращение продуктов быстрого питания;
- минимизация сахара/сладких напитков.
Совет: повышайте осведомленность о здоровой пище, научитесь готовить, посещайте магазины здорового питания.

Физическая активность
- 30 минут умеренных физических упражнений, по крайней мере 5 дней в неделю, быстрая ходьба в течение 30 минут 5 дней в неделю;
- изменение образа жизни, чтобы включить упражнения: ходьба, использование лестницы, езда на велосипеде;
- согласование целей и предоставление письменных доказательств о такой пользе.
Совет: необязательно ходить именно в спортивный зал, изменение своих прижизненных плохих привычек может привести к впечатляющим изменениям - будьте более активны физически!

Управление весом
- Пробуйте советы по управлению весом, достижению здорового веса и поддерживайте его.
Совет: устанавливайте реалистичные цели для снижения веса, а затем поддерживайте его.

Употребление алкоголя
- мужчинам рекомендуется принимать не больше 3-4 единиц в день (не больше 21 единицы в неделю);
- женщинам - не больше 1-2 единиц в день (не больше 14 единиц в неделю).
Совет: избегайте употребления алкоголя - придерживайтесь рекомендованных единиц.

Прекращение курения
- всем людям рекомендуется прекратить курить;
- рекомендуется включать фармакотерапию и прекращать курение.
Совет: лучший совет - стоп!

Сексуальное здоровье
- просвещение в сфере сексуального здоровья позволяет снизить риски незащищенных контактов, ведущих к передаче заболеваний, передающихся половым путем.
Совет: всегда используйте безопасные методы.

Регулярные обзоры лекарств и их смена при необходимости.

Когда люди с шизофренией лечатся противопсихотическими препаратами, крайне важно проводить регулярный мониторинг лекарств.

Психиатры занимают особую роль в инициации медикаментозного лечения противопсихотическими препаратами, мониторинге потенциальных негативных последствий и предоставлении возможности переключиться с одного препарата на другой (с более «низким риском») тогда, когда это необходимо. Важно, чтобы психиатры работали совместно с семейным врачом, пациентом и членами семьи/опекуном для улучшения понимания действия предписанных лекарств и того, как потенциальные побочные эффекты могут быть сведены к минимуму. Важно выбрать лечение с наилучшим сочетанием риска/выгоды и ответом на потребности пациента.

Выбор медикаментов должен быть полностью обсужден до назначения в совместной работе вместе с пациентом и его/ее опекуном. Человек должен быть вовлечен в процесс принятия решения в отношении медикаментов и их замены. Важно, что переход к альтернативному препарату с меньшим риском рассматривается, когда существуют такие факторы риска, как ожирение или диабет. Когда такая замена учитывает все аспекты психического и физического благополучия пациента, должно состояться тщательное и открытое ее обсуждение с самим человеком и членами семьи/опекуном.

Выводы

Для специалистов в области здравоохранения все еще существуют проблемы, связанные с улучшением показателей физического здоровья у людей с шизофренией, а также их эффективного управления сопутствующими заболеваниями. Человек-центрированная интегративная модель, совместно с психообразованием, предоставляет пациентам возможность принимать обоснованные решения о своем плане лечения и управлении образом жизни. Это позволяет пациенту и его семье играть значительную роль в лечении и мониторинге состояния его физического здоровья.

The WFMH International Keeping Care Complete survey demonstrated the importance caregivers placed on overall wellness, 99% говорят, что цель лечения должна заключаться в поддержании хорошего самочувствия, которое определяется как состояние и физического, и психического здоровья.

Несмотря на то, что в настоящее время происходит повышение уровня информированности в данной области, для улучшения результатов и увеличения продолжительности жизни людей с шизофренией требуется более высокий уровень образования как для специалистов области здравоохранения, так и для самих пациентов, членов их семей/опекунов. Принятие человек-центрированного подхода предоставляет возможность для улучшения общего физического и психического благополучия людей с шизофренией. Простые изменения в образе жизни, совместно с регулярными проверками здоровья и мониторингом лекарственных средств, могут оптимизировать лечение и улучшить общее качество жизни таких людей.

Ссылки:
1. World Psychiatry Educational Module, Marc de Hert (World Psychiatry 2011;10:52-77) .
2. World Psychiatry Educational Module, Marc de Hert (World Psychiatry 2011;10:138-151) .
3. NICE Lipid Modification Quick reference guidelines 67ehttp://www.nice.org.uk/nicemedia/live/11982/40675/40675.pdf
4. http://www.rethink.org/media/534440/good_health_guide_for_email1(1).pdf
5. The physical health challenges in patients with severe mental illness: cardiovascular and metabolic risks: Deakin et al. Journal of Psychopharmacology, Vol 24 8(Suppl 1), Aug 2010, 1-8. doi: 10.1177/1359786810374863
6. Keeping Care Complete Survey. WFMH: wfmh.org.
7. Lancet 2005 ; 366:1640−1649. Available at www.idf.orgAlberti KG et al.
8. Rethink : Lethal Discrimination. Sept 2013
9. Wilson PWF et al. Circulation. 1998;97:1837–1847.

Dr Helen L Millar, M.B.Ch.B., M.R.C.Psych.
Consultant Psychiatrist
Carseview Centre
Scotland, United Kingdom
Professor Mohammed Abou-Saleh
St George’s, University of London
United Kingdom

 

ВАЖНОСТЬ ЛИЦ, ОСУЩЕСТВЛЯЮЩИХ УХОД, ДЛЯ УСПЕШНОЙ ЖИЗНИ С ШИЗОФРЕНИЕЙ

«Службы по охране психического здоровья обязаны опекунам признанием той ценной роли, которую они играют, и обеспечением их осведомленности о поддержке, которая для них доступна. Речь идет не только о практической поддержке, но также и об эмоциональной поддержке, которая может привести к большой разнице в здоровье и благополучии опекуна». Stephen Dalton, исполнительный директор NHS Confederation’s Mental Health Network in the UK (ImROC, 2013).

Шизофрения является хроническим, делающим человека недееспособным, заболеванием, которое влияет на способность человека ясно мыслить, управлять эмоциями, принимать решения, вступать в отношения и определять, что является реальным. Шизофрения поражает около 24 миллионов людей во всем мире, в основном людей в возрасте 15-35 лет (ВОЗ, 2011), и Всемирная организация здравоохранения относит ее к 10 ведущим заболеваниям, приводящим к годам инвалидности (ВОЗ, 2004). Поскольку начало шизофрении происходит в позднем подростковом или раннем взрослом возрасте, болезнь воздействует разрушительным образом на получение образования, возможности трудоустройства, на способность иметь семью и вести социальную жизнь (Bevan, 2013; Lieberman, 2001). Тем не менее, при правильном подборе лекарств, с учетом индивидуально подобранного плана лечения, при поддержке специализированных служб, большинство людей с шизофренией могут справиться с симптомами, повысить уровень функционирования и свести к минимуму риск рецидивов (Duckworth, 2011).

В последние десятилетия наблюдается коренное изменение в качестве заботы за людьми с психическими заболеваниями. В настоящее время осуществляемый сообществом уход и профилактика заболевания предпочтительнее длительной госпитализации. Ответственность за уход сместилась с больниц на неформальных опекунов, таких как родственники (Schulze and Rossler, 2005). Члены семьи - вероятные главные заботящиеся лица для людей с шизофренией. Обследование 982 опекунов, проведенное Всемирной федерацией психического здоровья в Австралии, Канаде, Германии, Франции, Италии, Испании, Великобритании и США между ноябрем 2005-го и июнем 2006-го, показало, что опекуны могут тратить более 10 часов в неделю на своего родственника (WFMH, 2013). Часто опекуны бросают свою работу или берут отпуск, чтобы обеспечить уход и поддержку для члена семьи (Mangalore and Knapp, 2007). Уход за человеком с шизофренией требует времени, энергии, финансовых и эмоциональных ресурсов (MacCourt, 2013). В дополнение к активности в своей повседневной жизни опекуны часто занимаются мониторингом симптомов, управлением проблемного поведения, ситуаций и кризисов, обеспечением общения, а также оказанием эмоциональной и финансовой поддержки (MacCourt, 2013). К сожалению, опекуны сообщают о более высоком уровне нагрузки, стресса, тревоги, депрессии и более низком уровне удовлетворенности жизнью (MacCourt, 2013; Schulze and Rossler, 2005).

Опекуны выполняют особую и важную роль, оказывая поддержку и отстаивая своих больных родственников, а также способствуя их восстановлению (MacCourt, 2013). Поэтому важно обучать, поддерживать и облегчать бремя тех, кто заботится о людях с шизофренией (Awad and Voruganti, 2008). На протяжении многих лет было разработано большое количество моделей семейных вмешательств, чтобы помочь людям с шизофренией и их опекунам получить соответствующее образование о данном заболевании и обучиться справляться с ним (The Royal Society of Medicine Press, 2000). Образование предоставляет опекунам информацию о шизофрении, но поддерживающее семейное образование выходит за рамки простого предоставления информации о психическом заболевании и предоставляет опекунам соответствующие инструменты для разработки стратегий, которые позволят справляться с бременем ухода за человеком с психическим заболеванием (Macleod, 2011). Люди с шизофренией, которые принимали участие в сессиях по семейному вмешательству показывали снижение числа рецидивов, а также снижение количества и длительности госпитализаций (Giron, 2010). При соответствующей подготовке и поддержке опекуны могут определить источники стресса и вмешаться на ранней стадии кризисной ситуации для предотвращения серьезных инцидентов, таких как попытки самоубийства, драки, токсикомания, бродяжничество и рискованное поведение (Giron, 2010). Семейное вмешательство может иметь существенное влияние на негативные симптомы и может помочь людям с шизофренией улучшить свою мотивацию к участию в общественной деятельности, взаимодействию с другими людьми, а также поспособствовать позитивному прогнозу для получения работы (Giron, 2010). В этом отношении семейное вмешательство имеет двойной эффект: во-первых, создает наиболее стимулирующее семейное окружение, которое будет предоставлять возможности для активности, которая поможет снизить негативную симптоматику; во-вторых, создает такую среду, которая поможет снизить интенсивность позитивных симптомов, помогая опекунам определить потенциальный источник стресса для их родственника и помочь ему справиться с ним (Giron, 2010). В двухлетнем рандомизированном контролируемом исследовании 50 человек с шизофренией были разделены на две группы, половина участников получала семейное вмешательство (группа вмешательства), а другая - нет (контрольная группа). В группе семейного вмешательства клинических рецидивы были у 12% пациентов, в то время как в контрольной группе - у 40%. По сравнению с контрольной группой, в группе вмешательства больше пациентов показали улучшение в функционировании (56% против 28%). Интересно, что ни с одним из пациентов из группы вмешательства не произошло никаких серьезных инцидентов по сравнению с 32% пациентов в контрольной группе (Giron, 2010).

«Для любого человека крайне болезненно быть рядом с возлюбленным, чье поведение определяется таинственным внутренним механизмом, который пошел наперекосяк. Но при поддержке и образовании опекуны могут научиться распознавать надвигающиеся симптомы рецидива и помочь своим возлюбленным избегать ситуаций, которые могут его вызывать.» NY Times in-depth health report (A.D.A.M., 2008).

Опекуны в состоянии вмешаться заранее, до того, как симптомы потенциального эпизода станут ухудшаться, ситуация обострится и человеку с шизофренией потребуется госпитализация (Giron, 2010). Раннее вмешательство подразумевает обеспечение информацией, оценкой и лечением в возможно кратчайшие сроки, когда человек с шизофренией начинает испытывать психотические симптомы и осложнения, которые могут возникнуть из-за нелеченного психоза (Lieberman, 2001). Несмотря на важную роль опекунов, уход за больным родственником в значительной степени связан с личным страданием, чувством вины, беспомощностью, страхом, уязвимостью, тревожностью и гневом (WFMH, 2009). Учитывая, что частота и интенсивность психотических эпизодов непредсказуема, необходимость справляться со всем этим будет определенным вызовом для членов семьи/опекунов (MacCourt, 2013). Большинство опекунов извлекло бы пользу от получения информации, образования, руководства и поддержки (MacCourt, 2013). Когда их спросили о том, что их больше поддерживает в этой роли, опекуны ответили, в чем они нуждаются (MacCourt, 2013):
- знать, что человек, о котором они заботятся, получает надлежащий уход и услуги, и что их возлюбленный в состоянии добиться приемлемого качества жизни;
- чтобы их отношения и роль опекуна признавалась службами по охране психического здоровья и обоснованно учитывалась при планировании оценки и лечения;
- получать информацию, навыки, поддержку и соответствующие услуги от осведомленных специалистов из сферы по охране психического здоровья, чтобы получить возможность эффективно оказывать помощь человеку с психическим заболеванием;
- получать поддержку и определенные услуги для всей семьи и ее отдельных членов, позволяющие поддерживать их здоровье.

Потребности, а также проблемы, стоящие перед опекунами, будут менять вслед за прогрессом их больного родственника, но это также будет зависеть и от индивидуальных особенностей лица, осуществляющего уход, его социальных контактов и личных ресурсов (MacCourt, 2013). Поэтому своевременная и адекватная поддержка опекунов приносит пользу не только непосредственно им, но и людям, страдающим шизофренией; здоровье и благополучие опекунов будет иметь прямое влияние на человека, живущего с болезнью. Шизофрения является психическим заболеванием, делающим человека недееспособным; она влияет на жизнь самого больного человека, а также людей, осуществляющих за ним уход. Опекуны выполняют незаменимую роль в оказании поддержки и отстаивания людей с психическими заболеваниями, также как и способствовуют их восстановлению. С помощью соответствующего образования, подготовки и поддержки опекуны могут получить инструменты для разработки стратегий, которые позволят справляться с бременем по уходу за человеком с шизофренией. Своевременная и адекватная поддержка опекунов придаст им силы для раннего вмешательства при ухудшении симптомов потенциального эпизода и обострении ситуации и, таким образом, позволит улучшить качество жизни тех, о ком они заботятся.

Ссылки:
A.D.A.M., 2008. “Schizophrenia In-Depth Report” Retrieved June 2014, from http://www.nytimes. com/health/guides/disease/schizophrenia/print.html.
Awad, A. G. and L. N. Voruganti. “The burden of schizophrenia on caregivers: a review.” Pharmacoeconomics 2008:26(2): 149-162.
Bevan, S., J. Gulliford, K. Steadman, T. Taskila, R. Thomas and A. Moise, 2013. “Working with Schizophrenia: Pathways to Employment, Recovery & Inclusion”, Accessed April 2014, from http://www.theworkfoundation.com/downloadpublication/report/330_working_with_schizophrenia.pdf.
Duckworth, K., I. Gottesman and C. Schulz. T. N. A. o. M. I. (NAMI). 2011.Giron, M., A. Fernandez-Yanez, S. ManaAlvarenga, A. Molina-Habas, A. Nolasco and M. Gomez-Beneyto. “Efficacy and effectiveness of individual family intervention on social and clinical functioning and family burden in severe schizophrenia: a 2-year randomized controlled study.” Psychol Med 2010:40(1): 73-84.
ImROC, 2013. “What can mental health services do to support carers?” Retrieved June 2014, from http://www.imroc.org/what-can-mental-healthservicest-do-to-support-carers/.
Lieberman, J. A., D. Perkins, A. Belger, M. Chakos, F. Jarskog, K. Boteva and J. Gilmore. “The early stages of schizophrenia: speculations on pathogenesis, pathophysiology, and therapeutic approaches.” Biol Psychiatry 2001:50(11): 884-897.
MacCourt, P., Family Caregivers Advisory Committee and Mental Health Commission of Canada. 2013.
Macleod, S. H., L. Elliott and R. Brown. “What support can community mental health nurses deliver to carers of people diagnosed with schizophrenia? Findings from a review of the literature.” Int J Nurs Stud 2011:48(1): 100-120.
Mangalore, R. and M. Knapp. “Cost of schizophrenia in England.” J Ment Health Policy Econ 2007:10(1): 23-41.
Schulze, B. and W. Rossler. “Caregiver burden in mental illness: review of measurement, findings and interventions in 2004-2005.” Curr Opin Psychiatry 2005:18(6): 684-691.
The Royal Society of Medicine Press, 2000. “Effective HealthCare: Psychosocial interventions for schizophrenia”, Accessed April 2014, from http://www.york.ac.uk/inst/crd/EHC/ehc63.pdf.
WFMH, 2009. “Caring for the caregiver: Why your mental health matters when you are caring for others”, Accessed April 2014, from http://wfmh.com/wp-content/uploads/2013/11/WFMH_GIAS_CaringForTheCaregiver.pdf.
WFMH, 2013. “Keeping Care Complete Fact Sheet: International Findings”, Accessed April 2014, from http://wfmh.com/wp-content/uploads/2013/12/International-Findings-FactSheet.pdf.
WHO, 2004. “The Global Burden of Disease”, Accessed April 2014, from http://www.who.int/healthinfo/global_burden_disease/2004_report_update/en/.
WHO, 2011. “What is schizophrenia?”, Accessed January 2014, from http://www.who.int/mental_health/management/schizophrenia/en/.

ЗДЕСЬ ПРЕДСТАВЛЕНЫ НЕКОТОРЫЕ СОВЕТЫ, КОТОРЫЕ МОГУТ ПОМОЧЬ ЧЕЛОВЕКУ С ШИЗОФРЕНИЕЙ
eHealthMD

- Помните, что шизофрения - это медицинское заболевание. Не чувствуйте стыда, если кто-то в вашей семье им болеет.
- Не чувствуйте себя виноватым и не ищите, кого обвинить. В шизофрении нет ничьей вины. Принятие крайне важно.
- Повышайте свое образование касательно симптомов, которые имеются у ваших родственников. Ранние зацепки, такие как нарушение структуры сна или социальная изоляция, могут означать, что происходит рецидив.
- Установите распорядок дня, которому мог бы следовать человек.
- Помогите человеку продолжать прием медикаментов.
- Донесите до человека, что он не находится перед этой болезнью в одиночестве. Предоставляйте возможности для открытой коммуникации.
- Старайтесь не показывать явно свою тревогу и дистресс. Уклоняйтесь от резкой или прямой критики.
- Делайте комплименты по поводу достигнутых целей, но без несдержанной похвалы.
- Понимайте, что уход за человеком может быть эмоционально и физически изнурительным. Найдите время для себя.
- Если человек не может больше оказывать уход на дому, ему следует поговорить с врачом об альтернативных формах ухода.

Read more: http://ehealthmd.com/content/how-can-familyhelp#ixzz33VihVuIE

 

Часть IV
Излечение возможно
перевод Вячеслава Руднева (Михайловск, Россия)

ИЗЛЕЧЕНИЕ ОТ ШИЗОФРЕНИИ
Janet Paleo

Шизофрения. Одно упоминание этого слова может заставить человека содрогнуться, означая отчуждение от общества и создавая страх в мыслях обывателей. Когда же это слово сказано применительно к вам, возникает шок неверия в этот факт, злости и страха. Уж я-то знаю. Мне ставили диагноз "шизофрения".

Это были не самые лучшие времена в моей жизни. Меня госпитализировали с сильнейшим приступом депрессии, и спустя год, проведенный в больнице, этот диагноз изменился на большую "Ш" (Шизофрения). В общем, мне ставили девять разных диагнозов. Большая "Ш" был самым страшным.

Я слышала о людях с шизофренией. Они были ничем иным, как неконтролируемыми монстрами, и теперь я стала одним из них. Я всегда старалась быть хорошей девочкой. Я никогда не выдавала секреты, когда была маленькой. Я никогда не обижала других людей, даже когда они обижали меня. Я встречала множество монстров и никогда не могла представить, что стану одним из них.

Я впала в отчаяние, это было единственное, что я видела в своем мире, и это ввергло меня почти в коматозное состояние. В то же самое время закончилась моя медицинская страховка, мою дочь забрали у моих друзей и передали в приемную семью, а вакансия, которую держали для меня, закрылась. Дом, который я совместно с другими людьми снимала, больше не был доступен для меня, так как эти люди решили, что больше не хотят здесь жить.
Мой мир превратился в хаос. Голоса заполнили мою голову. Тени людей преследовали меня, и только я их видела. Насекомые ползали по моей коже, а я не могла их видеть. Я помню, что удалялась в фантастический мир, где не могла никого слышать или видеть. Я потерялась в жизни, и бродила бесцельно с одним желанием – чтобы моя жизнь закончилась.

Я рассказываю вам это не для того, чтобы напугать, а чтобы поделиться своим опытом. Врачи махнули на меня рукой, так же как большинство родственников и друзей. Вот как выглядела большая "Ш" изнутри. У меня не было надежды, не было будущего, и даже не было причин просто дышать. Больше всего я не понимала, за что Бог меня так ненавидит.

Тогда я ничего не слышала о излечении или улучшении состояния. Я находилась в психиатрической лечебнице два года. Я солгала, чтобы выбраться оттуда. Мне вернули мою дочь, я уехала в родной штат, и начался многолетний процесс, состоящий из попыток скрыться ото всех и от всего. В течение этого времени меня госпитализировали около 50 раз. Я ненавидела свою жизнь и все, что было с ней связано. Было только одно, что я ненавидела больше, чем жизнь, и это была я сама.

Психиатр однажды попросил меня описать ту боль, которая находилась внутри меня. Где она конкретно была? Как чувствовалась? Разве я могла выразить то подавляющее, пронзительное страдание, с которым жила? Не было ни послаблений, никаких передышек, не было возможности убежать никуда, кроме как спрятаться внутри своей головы. Некоторые называли это психозом, я называла это отдыхом.

Сквозь череду событий, мелькнувших огоньком надежды, я наконец-то нашла дорогу к выздоровлению. Будьте уверены, это была долгая дорога с множеством рытвин на ней, и иногда надо было сделать два шага назад, чтобы сделать шаг вперед. Я нашла способы и знания, позволившие нейтрализовать мое прошлое. Ничто не могло заставить меня забыть это, но власть, которую эти воспоминания имели надо мной, исчезла. Я нашла цель жизни. Я поняла, что сила, которая необходима мне для выживания и есть жизнь, данная мне. Я также поняла, что Бог не бросил меня, а подготавливал к той жизни, которая есть у меня сейчас. Я должна была пройти через все те невзгоды, чтобы стать той личностью, которой сейчас являюсь. Как бриллиант, я подвергалась огромному давлению долгое время, и превратилась в твердый кристалл, который теперь может ярко сиять.

И дело не только в лекарствах, хотя их было бесчисленное количество. И не только в лечении, которого тоже было очень много. Дело в личности, которая прошла через свой собственный ад, которая осознала, что это значит – быть собой. Моя дорога к излечению началась с этого понимания. Излечение означало учиться у других людей, перенесших шизофрению и вернувшихся к нормальной жизни. Излечение означало людей, видевших во мне потенциал и помогавших мне.

Излечение означало начать видеть надежду и будущее. Когда мы начинаем концентрироваться на этих вещах, я уверена, что мы можем изменить мир. Выздоровление возможно. Я знаю. Я - живое тому доказательство.

Сейчас я живу жизнью, полной надежды и мечты. Я работаю в Техасском Совете Общественных Центров руководителем служб помощи и реабилитации. Я член Всемирной Федерации Психического Здоровья. Я основатель Prosumers International и создатель трехдневной методики сопротивления внешним факторам под названием Концентрируйтесь на Жизни в соавторстве с Аной Грей. У меня свой дом в Сан-Антонио и квартира в Остине. Я путешествую по всему миру. В возрасте 57 лет я плаваю с дельфинами. Я инструктор в медицинской службе первой психиатрической помощи и в службе поддержки больных. Я заседаю в комитете по политической стратегии штата и обсуждаю вопросы с законодателями. Я более занятой человек, чем люди, которые вдвое младше меня. Я люблю свою жизнь. Мне больше не надо защищать себя от боли. Когда я говорю излечение, я имею в виду жить той жизнью, которая заслуживает быть прожитой.
Пришло время сделать излечение доступным для всех. Каждый заслуживает получить этот шанс.

Janet Paleo
Director of Recovery Based Service, Texas Council
of Community Centers, USA
Board Member, WFMH
Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

 

ЗНАЧИМОСТЬ КОМПЛЕКСНОЙ ТЕРАПИИ ДЛЯ ЛЮДЕЙ, ЖИВУЩИХ С ШИЗОФРЕНИЕЙ

Gabriel Ivbijaro, Sir David Goldberg, Henk
Parmentier, LucjaKolkiewicz, Michelle Riba,
Richard Fradgley and Anwar Ali Khan

Всемирный день психического здоровья 2014, посвященный теме жизни с шизофренией дает возможность подумать над тем, что мы, как отдельные люди или семьи, делаем и будем продолжать делать для людей, живущих с шизофренией, и также обдумать что делают правительственные структуры и организации.

Долгое время, возможно из-за недостаточного понимания, получение диагноза «шизофрения» означало неминуемую деградацию [1,2]. Длительные исследования [3] показали, что эта точка зрения была слишком пессимистична, так как исследования, проведенные в до-нейролептическую эру показали, что благополучный исход возможен в трети случаев, несмотря на «глубокое ухудшение состояния» в 46 % случаев у больных в Швеции, на момент 1925 года. Исследования, проведенные после того, как нейролепики стали доступными, показывают значительно лучшие результаты, с долей полностью восстановившихся пациентов в 17 % и даже 35 % в некоторых исследованиях. Согласно международным исследованиям, проводимым ВОЗ, в развитых странах процент пациентов, состояние которых ухудшилось, был близок к результатам предыдущих исследования (36,8 %), в то время, как в развивающихся странах этот показатель составлял 62,7% [4]. В последующих исследованиях людей, страдающих психическими заболеваниями из 14 стран, спустя 25 лет, 48,1 % из тех, кому был поставлен диагноз шизофрения, и 56,2 % у кого был диагноз«иные психозы» были отмечены как полностью излечившиеся. И 42,8 % больных шизофренией и 49,5 % больных «иными психозами» не испытывали фактов психических расстройств в течение последних двух лет [5].

Подобные истории следует рассказывать для того, чтобы дать надежду людям, живущим с шизофренией, их семьям и друзьям. Это дает им возможность продолжать борьбу с устранением стигмы и недостатком чувства собственного достоинства, связанными с неправильными убеждениями в том, что шизофрения приводит к неизбежному ухудшению состояния.

Начиная с 1950 года последовал период де-институционализации, в котором главный акцент делался на различных формах реабилитации, по большей части индустриальной, но также и методах сельскохозяйственных работ и других формах профессиональной деятельности, направленных на то, чтобы дать возможность человеку, страдающему шизофренией, функционировать как полноправный член общества. Необходимость поиска рабочих мест в обществе для пациентов привело к появлению различных форм аккомодации, что в свою очередь безусловно привело к нормализации жизни людей с шизофренией. К примеру, введение CareProgrammeApproach в Великобритании в 80-х годах, привело к тому, что для пациентов стали составляться индивидуальные планы терапии, в которых функции стандартной регулярной терапии были возложены на общественную психиатрическую медсестру (CPN). В итоге, постоянное снижение числа занятых пациентами мест в больницах Великобритании привело к снижению средней длительности нахождения пациента в больнице и одновременному снижению времени, в течение которого пациент ожидал медицинской помощи. Пациенты с шизофренией, проживающие в каком-либо районе Великобритании, закрепляются за терапевтами, и это привело к повышению навыков терапевтов. Современные общественные организации, занимающиеся вопросами психических заболеваний больше не концентрируются на малочисленных случаях значительного ухудшения состояния пациентов, и помощь этих общественных организаций совместно с современными медикаментозными методами лечения дает положительный результат в виде большего количества выздоровлений.

Несмотря на эти несомненные улучшения, программа ВОЗ mhGAP показала, что большое количество людей с шизофренией не имеют доступа совсем или имеют очень мало возможностей получить доступ к медицинскому обслуживанию, что обусловливает плохие результаты их выздоровления. К всеобщему удивлению, это относится не только к бедным странам. Исследования показали, что примерно 40 % людей с диагнозом «шизофрения» в США не получили медицинской помощи [7]. Выздоровление не будет возможным без обеспечения людей качественной медицинской помощью.

Значительные улучшения в методах оказания медицинской помощи привели к тому, что люди живут дольше как в странах с высокими, так и в странах с низкими экономическими показателями. К сожалению, у людей с проблемами в области психического здоровья, особенно с шизофренией, продолжительность жизни сокращается на 20 лет по сравнению с остальными людьми. Это неприемлемо, и нельзя допускать, чтобы так и продолжалось [8]. Таким образом, есть необходимость дальнейшего улучшения мер, которые применяются к людям, страдающим шизофренией.

Целостное излечение шизофрении

Целостный подход в медицинско практике утверждает, что все аспекты человеческих потребностей, включая психологические, физические и социальные, должны рассматриваться как одно целое. Общественное движение активистов в области психического здоровья также стало силой, делающей акцент на позитивном взгляде на заболевание, а целостная терапия в свою очередь может привести к дальнейшим улучшениям. Подобный подход выгодно смотрится на фоне классической медицинской модели служб, в которых работают либо группы специалистов в области психического здоровья, либо специалисты по оказанию первой помощи, и охватывает больший сектор способов терапии, представленный уже опекунами, не закрепленными официально помощниками, и другими – соседями и членами семьи больного.

Так как полное излечение возможно, нам необходимо использовать целостный подход к терапии, что в свою очередь, будет воздействовать на социальные детерминанты психических заболеваний, включая бедность, жилищно-бытовые условия, питание, образование, работу, социальные и общественные факторы, заботу о правах женщин, поддержку в вопросах воспитания детей, доступ к программам вакцинации и всеобщий доступ к службам первой помощи, интегрированным с другими социальными службами и службами здравоохранения [9].

Насчитывается много инициатив в области пропаганды здорового образа жизни, в том числе недавняя программа MilleniumGoalsprogramme [10] ООН. К сожалению, большое количество людей, больных шизофренией, не получают доступа к этим преимуществам. В Англии только 5-15 % людей с шизофренией работают где-то, и учитывая тот факт, что шизофрения – это болезнь молодых людей, эта статистика показывает, что очень много людей с шизофренией обречены на бедность, которая ограничивает их возможности изменить что-то в своей жизни. Поддержка людей в вопросах устройства или возвращения на работы является важной целью для модернизации системы здравоохранения и программ укрепления здоровья, и способствует устранению стигм вокруг психических заболеваний и способствует выздоровлению [11].

Как мы можем способствовать дальнейшему выздоровлению и целостной терапии?

Концепция социально-психологической реабилитации предполагает наличие выбора у пациента, и оценке его сильных сторон. Считается, что в период после обострения болезни, необходимо сместить акцент на восстановление повседневных навыков, в том числе использования общественного транспорта, самообеспечения, профессиональных навыков и навыков социального взаимодействия. Это закладывает основу для общественного движения по продвижению концепции восстановления и излечения [12, 13, 14].

Потребители услуг, пациенты и их близкие однажды изменили концепцию излечения до четко сформулированной идеологии, как это излечение должно выглядеть. Во многих странах общественное движение «излечения» закладывает основу поддержки и профилактики здоровья. Рабочее определение данного понятия было согласовано в ходе встречи, проведенной в 2004 году Центром Психического здоровья Администрации Служб помощи при наркотической зависимости и психических заболеваниях США. На этой встрече было заявлено, что:

Восстановление психического здоровья – есть путь исцеления и изменений, позволяющий человеку, страдающему психическим заболеванием жить полноценной жизнью в обществе, которое он или она выберет, и стремиться к полному раскрытию своего потенциала [15]. Это определение, под которым может подписаться каждый из нас, независимо от личного или профессионального опыта. Жизнь с шизофренией и поддерживающее лечение возможны только при применении целостного подхода к излечению и целостного понимания проблемы. Для того, чтобы высвободить истинный потенциал всех и каждого требуются крупные пропагандистские кампании за социальную интеграцию, раннее вмешательство при шизофрении в контексте мер профилактики, терапии, основанной на реальных фактах излечения и признании важности как психического так и физического здоровья для предотвращения преждевременной смертности.

План действий по охране психического здоровья 2013-2016 ВОЗ предоставляет нам всем новые возможности обратить внимание общественности на психическое здоровье. Все мы знаем, что есть «острова» с хорошей практикой в области охраны психического здоровья, но они должны стать нормой, а не исключением. В США ориентированные на пациента медицинские дома (PCMH) позиционируются в качестве средства для предоставления доступа к лечению для всех, улучшают ситуацию в вопросах профилактики, достигают большого успеха в лечении хронических заболеваний и уменьшают количество обращений в отделения неотложной помощи и количество госпитализаций. Хотя эта модель лучше всего работает при высокой степени интеграции медицинской системы, у пациентов всегда есть возможность извлечь выгоду из некоторых подходов данной модели и тем самым обеспечить более комплексное лечение. Некоторые подходы лечения будут включать в себя современные технологии в мобильной связи, визиты на дом, поддержку семьи, образование, после-стационарное лечение пациента и обеспечение доступа к службам неотложной помощи [17].

Два случая в Восточном Лондоне, Великобритания, представляют примеры применения комплексного подхода. Первый – тесное сотрудничество Лондонского Округа Tower Hamlets [18] и фондом East London National Health Service Foundation Trust показывают как помощь в вопросах улучшения жилищных условий может быть использовано наилучшим способом для восстановления и социальной интеграции взрослых пациентов с плохим состоянием психического здоровья. Проект начался в 2009 году, когда местные власти и медицинские службы поняли, что существует необходимость улучшения жилищных условий людей с давними проблемами в области психического здоровья, особенно с шизофренией. Для организации эффективного подхода к управлению размещением и определению потребностей людей была создана целая команда, включающая в себя группы высокого, среднего и низкого уровня помощи в размещении. Члены команды уверяют, что люди с проблемами в области психического здоровья успешно акклиматизируются на новых местах, и четкий план лечения помогает им сосредоточится на реабилитации и восстановлении.

Главное внимание сейчас уделяется качеству услуг, оказываемых пациентам, которое повышается путем редактирования планов лечения одновременно с изменяющимися условиями проживания. Местные власти увеличивают количество жилья, сдаваемого в аренду людям с проблемами в области психического здоровья для того, чтобы облегчить больным адаптацию в обществе. Соотношение цены и качества жилья было улучшено при помощи брокерских экспертиз, гарантирующих, что цена объекта основана на реальных потребностях человека и средней рыночной стоимости.

Этот проект позволил большому количеству людей с долгосрочными проблемами в области психического здоровья воспользоваться теми радостями жизни, которыми обладает каждый из нас: независимой жизнью, отдыхом, работой, социальными отношениями, материальными и культурными благами. Он также гарантирует максимальное соотношение цены и качества для тех, кто финансирует услуги. За пять лет, предшествующие началу проекта, наблюдался 15-процентный годовой рост стоимости социального жилья для размещения людей с проблемами в области психического здоровья. В настоящее время рост цен остановлен, в то время как качество и ассортимент услуг, связанных с предоставлением жилья, улучшились.Важным уроком, вынесенным из реализации проекта, было то, что для того, чтобы реально изменить ситуацию, службы здравоохранения и социального обеспечения должны плотно сотрудничать. Это потребовало организации плотного взаимодействия между различными организациями и старшими менеджерами, которые были заинтересованы в реализации проекта.

Второй пример – это проект компанииWalthamForestв Восточном Лондоне, который начался в 2011 году с 18-месячного гранта размером в 150 000 фунтов от компании NHSLondon [19]. Этот проект оказания первичной медицинской помощи впервые представлял Навигаторов, которые не имели врачебного образования или образования медсестер в привычном понимании. Они помогают людям с долгосрочными психическими заболевания, в частности, шизофренией, более эффективно использовать ресурсы первичной и вторичной медицинской помощи. Их обязанности включают согласование применяемых медикаментов, расширение взаимодействия с социальными сетями и ресурсами, включая библиотеки, спортивные сооружения, волонтерские службы, улучшения эффекта от программ скрининга здоровья, обеспечивая дестигматизацию пациентов. На настоящий момент 185 пациентов из 17 отделений терапии приняли участие в проекте под попечительством 4 Навигаторов, и предварительная оценка эффекта их работы положительная. Наблюдалось снижение количества повторных госпитализаций и увеличение активности в социальной деятельности, в том числе использование библиотек, повторное устройство на работу и учебу, и увеличение чувства удовлетворенности жизнью пациента.

WalthamForest планирует расширить использование данной услуги в сотрудничестве с другими районами Восточного Лондона. Проект должен будет принять ряд принципов, гарантирующих успех, в том числе наличие индивидуальных планов лечения пациентов, комплексного подхода к первичной, вторичной и социальной помощи, распространение информации, базирующееся на мощной IT-инфраструктуре и обеспечение того, чтобы пациенты и их семьи оставались в центре внимания при лечении.WalthamForest рада поделиться своими знаниями с людьми, которые хотели бы больше узнать об их инициативах.

Страны с низким и средним уровнем дохода (LaMic, СНИСД)

Вышеописанные примеры существуют в странах с высоким уровнем дохода, и их опыт не может быть легко распространен на остальной мир, где затраты на решение проблем в области психического здоровья составляют лишь малую часть подобных расходов в Великобритании и США. Отчет Института Медицины 2001 года о ситуации в области психического здоровья в странах с низким и средним уровнем дохода выявил, что в 1990 году более двух третей людей с шизофренией в этих странах вообще не получали никакого лечения [20]. Патель утверждает, - в связи тем что в таких странах количество квалифицированных специалистов в области психического здоровья составляет величину от 1 человека на миллион до 1 человека на полмиллиона, большинство людей в странах СНИСД вообще не обеспечены возможностью лечения или обеспечены в очень малой степени. Несмотря на подобную ситуацию, в настоящее время появляется все больше доказательств того, то антипсихотические препараты и социальная и семейная поддержка являются эффективными методами лечения, и львиная доля работы должна быть переложена на плечи неквалифицированных медицинских работников [21].

Опрос психиатров из почти 60 стран проводимый по вопросам уменьшения подобной пропасти в качестве лечения подтверждает необходимость использования неквалифицированных медицинских работников и одновременного активного участия людей, страдающих психическими расстройствами [22]. Предварительные исследования подобного подхода среди 256 людей с психическими заболеваниями показали значительное снижение уровня инвалидности во всей группе, большинство членов которой работало по программе [23]. Еще одним примером того, как подобная помощь может быть оказана непрофессиональным работником (под контролем специалиста) является пример трех сельских районов Индии, в которых помощь включала в себя 5 компонентов: образование в области психического здоровья, реабилитацию, контроль за лечением, направление в общественные организации и укрепление здоровья [24].

Учитывая вышесказанное, более целостный подход к лечению шизофрении вероятно, должен использовать различные инструменты из различных областей, однако все они должны опираться на индивидуальные планы лечения людей, страдающих психическими расстройствами и личный контакт с квалифицированными специалистами.

Ссылки:
1. Kraepelin E (1919) Dementia pracox and paraphrenia. Barclay RM, trans-ed. Edinburgh: E and S Livingstone.
2. Bleuler E (1911) Dementia Praecox on the Group of Schizophrenias. Vienna.
3. Jonsson SA, Jonsson H (1992 Outcome in untreated schizophrenia in the pre-neuroleptic era. Acta Psychiatrica Scand, 85, 313-320.
4. Jablensky A Course and Outcome of Schizophrenia and their prediction, in Gelder M, Andreasen N, Lopez-Ibor J, Geddes JR New Oxford Textbook of Psychiatry. Oxford: OUP 2009, pp 568 – 578.
5. Harrison G, Hopper K, Craig T et al. Recovery from psychotic illness: a 15- and 25-year international follow up study. British Journal of Psychiatry 2001, 178; 506-517.
6. WHO (2008) mhGAP. Mental Health Gap Action Programme. Scaling up care for mental, neurological and substance use disorders. WHO: Geneva.
7. Mojtabai R, Fochtmann L, Chang S-W, Kotov R, Craig TJ, Bromet E. Unmet need for mental health care in schizophrenia: an overview of literature and new data from a first admission study. Schizophrenia Bulletin. 2009; 35(4): 679-695.
8. Thornicroft G. Physical health disparities and mental illness: the scandal of premature mortality. British Journal of Psychiatry. 2011; 199: 441-442.
9. WHO/Wonca (2008) Integrating mental health into primary care: a global perspective. WHO: Geneva
10. Millennium Development Goals, United Nations. “We the Peoples: The Role of the United Nations in the 21st Century” (2000) led to the UN Millennium Declaration, Resolution 55/2 adopted by the General Assembly 8 September 2000.
11. The Schizophrenia Commission (2012) The abandoned illness: a report from the Schizophrenia Commission London: Rethink Mental Illness.
12. Anthony W, Cohen M, Farkas M. (1990) Psychiatric Rehabilitation. Boston: Center for Psychiatric Rehabilitation.
13. Liberman RP. (2008) Recovery From Disability: Manual of Psychiatric Rehabilitation. Washington DC: American Psychiatric Publishing.
14. Frese III FJ, Knight EL, Saks E. Recovery from schizophrenia: with views of psychiatrists, psychologists, and others diagnosed with this disorder. Schizophrenia Bulletin. 2009: 35(2): 370-380.
15. National Consensus Statement on Mental Health Recovery definition (SAMHSA). http://mentalhealth.samhsa.gov/publications/allpubs/sma05-4129. (accessed: 20.03.2012)
16. World Health Organization. The Global Mental Health Action Plan 2013-2020. www.who.int/mentalhealth/mhGAP…global_mental_health_ action_plan_2013../en
17. Schwenk T: The Patient-Centered Medical Home. One Size Does Not Fit All. JAMA February 26, 2014, Vol 311, No 8, pp 802-803.
18. Supported housing in Tower Hamlets (http://www.towerhamletsccg.nhs.uk/Get_Involved/Tower%20Hamlets%20Mental%20Health%20Strategy%20Full%20Version.pdf)
19. Primary Care Project in Waltham Forest (http://www.walthamforestccg.nhs.uk/Downloads/Newsandpublications/POLICIES/Better%20Mental%20Health%20strategy%20FINAL.pdf). Institute of Medicine report, Washington DC. (http://www.nap.edu/catalog/10111.html)
20. Institute of Medicine report, Washington DC. (http://www.nap.edu/catalog/10111.html)
21. Patel V., Farooq S., Thara R. What is the best approach to treating schizophrenia in developing countries? PLoS medicine. 4 (6) (pp e159), 2007.
22. Patel V, Maj M., Flisher A.J., De Silva M.J.,et al. Reducing the treatment gap for mental disorders: A WPA survey. World Psychiatry. 9 (3) (pp 169-176), 2010.
23. Chatterjee S., Pillai A., Jain S., Cohen A., Patel V. Outcomes of people with psychotic disorders in a community-based rehabilitation programme in rural India. British Journal of Psychiatry. 195 (5) (pp 433-439), 2009.
24. Balaji M., Chatterjee S., Koschorke M., Rangaswamy T., Chavan A., Dabholkar H., Dakshin L., Kumar P., John S., Thornicroft G., Patel V. The development of a lay health worker delivered collaborative community based intervention for people with schizophrenia in India. BMC health services research. 12 (pp 42), 2012.

Благодарности:

Мы выражаем благодарность все тем людям по всему миру, включая работников различных служб, семьи пациентов, их друзей и профессиональных медицинских работников за то, что они дают надежду людям, живущим с шизофренией. Изоляция, стигма и снижение чувства собственного достоинства продолжают быть проблемой, и мы приглашаем всех вас вступить во Всемирную Федерацию Психического Здоровья, чтобы мы вместе могли продолжать работу над решение этих проблем. Мы благодарныLondon Borough of Tower Hamlets, East London NHS Foundation Trust and Waltham Forest Mental Health Commissioning Team, London Borough of Waltham Forest and the Navigator Project Team, London, UKза предоставленную информацию.

Professor Gabriel Ivbijaro MBE, MBBS, FRCGP, FWACPsych, MMedSci, MA President Elect WFMH (World Federation for Mental Health), Visiting Assistant Professor NOVA University Lisbon Portugal, Medical Director The Wood Street Medical Centre London UK, Immediate Past Chair Wonca Working Party on Mental Health
E-mail: Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

Professor Sir David Goldberg KBE, FKC, FMedSci, FRCP Professor Emeritus & Fellow, King’s College, London
E-mail: Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

Professor Michelle Riba MD, MS, DFAPA, FAPM Professor and Associate Chair for Integrated Medical and Psychiatric Services Department of Psychiatry, University of Michigan, Past President American Psychiatric Association
Email: Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

DrLucjaKolkiewicz MBBS, MRCPsych Associate Medical Director for Recovery and Well-Being, East London NHS Foundation Trust, UK
E-mail: Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

DrHenkParmentier MD GP Clinical Lead Croydon Out of Hours of Virgin Care, Primary Care Lead of the South London and South East Hub of the MHRN (Mental Health Research Network, Trustee of PRIMHE (Primary Care Mental Health & Education)
E-mail: Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

Richard Fradgley BA, MA, MPA, DipSW. Deputy Director of Mental Health and Joint Commissioning NHS Tower Hamlets Clinical Commissioning Group, London UK
E-mail: Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

Dr Anwar Ali Khan BSc, MBBS, DRCOG, DCH (Lond), DCCH (Edin), FRCGP Clinical Chair Waltham Forest CCG, Specialty Training Lead for GP North-East and Central London, Provost NorthEast London RCGP Faculty, GP Principal and Trainer - Churchill Medical Centre, Chingford, UK
E-mail: Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

 

Часть V

Время действовать
перевод Юлии Стадницкой (Ванкувер, Канада)

Здоровый образ жизни с шизофренией: прокладывая путь к выздоровлению
M.T. Yasamy, A.Cross, E.McDaniell, S.Saxena

Предпосылки
Люди, больные шизофренией, могут выздороветь (1,2). Люди, пользующиеся услугами сервиса психического здоровья, их семьи, сообщества, а также поставщики медицинских и социальных услуг, должны признавать такую возможность и поддерживать реальную надежду во время лечения. Однако, в реальности, для большинства больных шизофренией, особенно имеющих слабую психосоциальную поддержку, это может быть длительным и напряженным путешествием. Существует две крайности. Для одних людей, живущих с шизофренией, результатом может стать быстрое и полное выздоровление, для других - постоянная инвалидность. Серая зона между этими крайностями охватывает большинство страдающих шизофренией людей.

Мы кратко обозначим различные требования для достижения лучшего результата для пациентов, а также то, как конкретные изменения и вмешательства могут способствовать здоровому образу жизни, которого можно достичь людям, страдающим шизофренией. «Здоровый образ жизни» здесь рассматривается по определению ВОЗ и включает в себя физическое, психическое и социальное здоровье. Уважение прав человека в отношении людей, больных шизофренией - всеобъемлющий принцип, который необходимо признавать во всех этих взаимосвязанных аспектах здоровья.

Физическое здоровье
Преждевременная смертность
Важный феномен, замеченный среди людей, больных шизофренией и другими тяжелыми психическими расстройствами, это слабое физическое здоровье и преждевременная смерть.

Такие неравенства в состоянии физического здоровья по праву были отмечены как нарушение международных конвенций о «праве на здоровье»(4,5). Физическое здоровье людей, страдающих тяжелыми психическими расстройствами, зачастую игнорируется не только самими пользователями сервиса, но также и окружающими людьми и даже системами здравоохранения.

Люди, страдающие тяжелыми психическими расстройствами, включая шизофрению, имеют непропорционально высокий уровень смертности (6,7), часто из-за физических болезней, таких как сердечно-сосудистые заболевания, нарушение обмена веществ, респираторные заболевания (8). Показатели смертности демонстрируют сокращение продолжительности жизни на 10-25 лет у таких пациентов (4,5,9-11). Среди людей, больных шизофренией, уровень смертности в 2-2,5 раза выше, чем у остального населения (9,12)

Состояния физического здоровья
Есть основания полагать, что люди, больные шизофренией, имеют более высокие показатели распространенности сердечно-сосудистых проблем и акушерских осложнений (у женщин). Есть также убедительные доказательства того, что они чаще могут иметь избыточный вес, развить диабет, гиперлипидемию, иметь проблемы с зубами, нарушение функций легких, остеопороз, изменения болевой чувствительности, сексуальную дисфункцию и полидипсию, или заразиться некоторыми инфекционными заболеваниями такими, как ВИЧ, гепатит и туберкулез, по сравнению с общей популяцией (13). Различные факторы способствуют преждевременной смерти. (Рис.1 обобщает связь различных факторов, способствующих преждевременной смерти среди людей с шизофренией и другими тяжелыми психическими расстройствами).

Нездоровый образ жизни и факторы риска
Обильное курение около 2-6 раз чаще встречается среди лиц, страдающих шизофренией, по сравнению с остальным населением, уровень распространенности между 50 и 80% (14). Даже по сравнению с людьми, страдающими другими тяжелыми психическими заболеваниями, заядлые курильщики в 2-3 раза чаще встречаюnся среди людей с шизофренией. Особо высокие показатели курения отмечены среди пациентов, госпитализированных для психиатрического лечения (16).

Пациенты с шизофренией чаще находятся в большем риске набрать избыточный вес или иметь ожирение, приблизительный показатель распространенности между 45 и 55 % (12,14,17). Больные шизофренией демонстрируют более низкие уровни физической активности и физической подготовки, чем остальное население, что может быть связано с ограниченной способностью быть физически активными, с избыточным весом, высоким уровнем курения и побочными эффектами от антипсихотических препаратов (18).

Влияние систем здравоохранения и лечения
Институционализация (помещение пациента в учреждение) обычно лишает пользователей услугами сервиса психического здоровья пространства и автономии, так необходимых для того, чтобы быть мобильным и физически активным. Многие учреждения не имеют структурированных сбалансированных или индивидуальных диетических режимов, и люди могут набрать лишний вес и даже страдать ожирением. Кроме того, много антипсихотических препаратов увеличивают аппетит, и если нет регулярного контроля, то это может напрямую или косвенно повлиять на значительные изменения в обмене веществ в организме, которые ведут к диабетам, гиперлипидемии и гипертонии (19). Общая распространенность диабета и гипертонии у пациентов с шизофренией находится между 10 и 15%, и между 19 и 58% соответственно (14).

Повышенные риски для физического здоровья, ассоциированные с шизофренией и другими тяжелыми психическими заболеваниями, указывают на огромную необходимость тесного и регулярного мониторинга здоровья. Парадоксально, но лица с тяжелыми психическими расстройствами получают меньше медицинской помощи по поводу проблем физического здоровья по сравнению с другими людьми (20).
Пребывание в хорошей физической форме является решающим аспектом качества жизни; однако известно, что люди, живущие с шизофренией и другими тяжелыми психическими расстройствами, имеют более высокую степень распространенности физических заболеваний по сравнению с населением в целом (21). Продвижение сотрудничества между психическим и физическим здоровьем является жизненно важным фактором для улучшения заботы о людях с тяжелыми психическими расстройствами. Диагнозы по поводу физического здоровья обычно остаются в тени психиатрических диагнозов, и запоздалые диагнозы делают вмешательства менее эффективными или даже невозможными (22).

Проблемы психического и социального здоровья
Общей, но пагубной ошибкой является рассматривание людей, страдающих шизофренией, просто как клинический диагноз. Неуместный термин "шизофреник" зачастую используется общественностью и даже некоторыми из ухаживающего персонала для обозначения лица, живущего с шизофренией. Этот термин затмевает человеческую и социальную природу характера человека, и делает его только диагнозом. Люди, живущие с шизофренией, испытывают дискриминацию и нарушения их прав как внутри так и за пределами лечебного учреждения. В повседневной жизни они сталкиваются с серьезными проблемами в сферах образования, трудоустройства, и доступа к жилью. Как ранее упоминалось, даже доступ к медицинским услугам является очень сложным.

Люди, живущие с тяжелыми психическими расстройствами, также чаще могут страдать и от других психических заболеваний, таких как депрессия и различные злоупотребления (алкоголь, наркотики, токсикомания). Распространенность случаев самоубийства среди людей, живущих с тяжелыми психическими расстройствами, около 5%, что значительно выше, чем среди общего населения (23, 24). Преобладающий уровень злоупотреблений различными веществами среди людей с шизофренией, наряду с некоторыми другими факторами, делает свой вклад в высокую степень насилия среди них, и их более высоким уровнем виктимизации (24). Люди с тяжелыми психическими заболеваниями, в том числе шизофренией, более вероятно оказываются бездомными, безработными, или живут в бедности (25,26).

Вмешательства
Во многих странах были предприняты усилия по улучшению физического здоровья людей, страдающих шизофренией, одновременно поощряя социальную и образовательную сферу с целью обеспечения лучшего доступа к услугам для людей с тяжелыми психическими заболеваниями.

Лечение не должно ограничиваться фармакотерапией. Нефармакологические психосоциальные вмешательства набирают все большую важность и должны рассматриваться как еще одна важная составляющая менеджмента случаев с психическими расстройствами. Психосоциальные вмешательства также являются эффективными в предотвращении некоторых побочных эффектов антипсихотических препаратов. Мета-анализ показал продолжительные эффекты в сфере нефармакологических вмешательств, влияющих на снижение нейролептик-индуцированного увеличение веса, а именно индивидуальных или групповых мероприятий, когнитивно-поведенческой терапии, консультирования по питанию (27).

Обсуждение
Тяжесть инвалидности в целом отражает взаимодействие между особенностями человека и особенностями общества. Инвалидность и смертность, которые испытывают люди, живущие с шизофренией, не вызваны конкретно патологией мозга. Точно так же, слабое здоровье и преждевременная смерть являются следствием взаимодействия между людьми, имеющими шизофрению, и обществом. Общество социально и функционально имеет предвзятое отношение к населению, проживающему с тяжелыми психическими расстройствами. Люди с шизофренией умирают раньше не потому, что шизофрения сама по себе является фатальным расстройством, но скорее потому, что существует дискриминация и отсутствие доступа к хорошим медицинским услугам, регулярного мониторинга факторов риска физических заболеваний, а также слабая семейная и социальная поддержка. Человек с шизофренией, лишенный прав, становится неспособным заботиться о самом себе.

p1

Рис. 1. Предлагаемые взаимосвязи различных факторов, приводящих к преждевременной смерти людей с тяжелыми психическими расстройствами.

Severe Mental illness – тяжелое психическое расстройство
Institutionalization – Институционализация (помещение пациента в учреждение)
Unhealthy life-style – Нездоровый образ жизни
Suicide - Самоубийство
Poor adherence to physical disease treatments – Несоблюдение лечения физических болезней
Side effects of Medicines – Побочные эффекты лекарственных средств
Physical conditions - Состояние физического здоровья
Premature Death - Преждевременная смерть
Poor monitoring for physical health and side effects of medicines - Плохой мониторинг физического здоровья и побочных эффектов от лекарств
Includes: Tobacco smoking, Physical inactivity (unhealthy diet, poor hygiene), Risk behaviours - включает в себя: табакокурение, отсутствие физической активности (неправильное питание, плохая гигиена), опасное поведение.

Мы приведем два примера услуг, которые объединяют различные аспекты здоровья и обобщены в Примерах 1 и 2.

Пример 1. Пример Фонтанного дома (28)

Фонтанный дом, основанный в США, но с глобальным доступом, уже разработал инициативу, которая основана на сообществе, ориентированном на восстановление, заботящемся об общем благополучии и физическом здоровье потребителей сервиса психических услуг. Их отчеты указывают на высокий уровень успеха и удовлетворенности пользователей услуг и "способности изменить тенденцию" и, в этой связи, "вернуть надежду на психическое здоровье". Их программы являются всеобъемлющими и разносторонними. Они включают в себя оздоровление, образование, трудоустройство и поселение (предоставление жилья). Их тщательная забота о физическом здоровье пользователей сервиса отражена во многих докладах о их деятельности и достижениях. "Дом Здоровья" их Центр Сидни Баер (Sidney Baer Centre) является хорошим примером удовлетворения этой часто игнорируемой потребности.

Пример 2. «Инициатива Свобода от оков» в Могадишо (29, 30).

"Инициатива Свобода от оков" в Сомали является примером создания модели обслуживания, ориентированной на сообщество в бедной ресурсами стране. ВОЗ / РОВС начала эту низкую по затратам программу в Могадишо, а затем расширила ее для подобных ситуаций. Программа включает в себя три этапа: Этап 1. (Свободные от оков больницы) включает в себя реформирование больницы в гуманное место с дружелюбным отношением к пациентам, с минимальным ограничением свободы. Этап 2. (Свободные от оков дома) включают в себя организацию мобильных бригад и визитов на дом, освобождение пациентов от различных способов физического удержания (веревки и т.п.), обеспечивание психообразованием семей, и обучение членов семьи в духе реалистичного, ориентированного на восстановление подхода. Этап 3. (Свободная от оков среда) заключается в освобождении от «невидимых оков" стигмы и ограничений, ущемляющих права людей, страдающих психическими заболеваниями, и уважении права на всеобщий доступ ко всем возможностям лиц с психическими заболеваниями; усилению и поддержке пользователей психических услуг и бывших пользователей путем мобилизации сообществ, предоставления им возможности трудоустройства и приюта. Программа, которая была организованна на основе результатов, улучшила ситуацию в психиатрическом отделении, также увеличилось количество тех, кто получает услуги через посещение на дому и амбулаторные посещения. Все больше и больше бывшие пациенты теперь живут и работают в обществе, которое в настоящее время более осведомлено о правах людей с тяжелыми психическими заболеваниями. В то же время команды начали работу по улучшению питания пользователей сервиса, предоставили им лечение физических заболеваний, включая туберкулез.

Путь вперед
В течение многих десятилетий, мы по праву выступали за лозунг "нет здоровья без психического здоровья ". Это был популярный лозунг, который до сих пор имеет силу. Однако, с увеличением сервиса психического здоровья, мы стали больше озабочены низким качеством оздоровительных услуг по всему миру. Настало время, чтобы призвать также к лозунгу "нет психического здоровья без физического здоровья " (31). Реализация этого слогана требует серьезных усилий от всех заинтересованных сторон.

Наши знания о смертности среди людей с тяжелыми психическими заболеваниями и ее корреляты в странах с низкими и средними доходами (LAMICs) являются весьма ограниченным. В данных за 2007 г. 86% таких исследований поступили из индустриализированных (развитых) стран (32). В странах с высокими доходами уровень медицинской грамотности выше, доступны услуги лучшего качества. В целом, лучше мониторинг учреждений, и с большей частотой проводятся регулярные осмотры физического здоровья людей с психическими заболеваниями. Ситуация, как ожидается, будет намного хуже в странах с низким и средним уровнем дохода, где ресурсы бедны, менеджмент в учреждениях слабый, и доступ к тщательной психиатрической и физической помощи ограничен. ВОЗ приступила к обзору свежих данных и обменом информацией по этим важным вопросам.

Многие из текущих программ ВОЗ также способствуют прокладыванию дороги к восстановлению людей с тяжелыми психическими расстройствами, включая шизофрению.

План действий по охране психического здоровья, разработанный ВОЗ (33), одобренный Всемирной ассамблеей здравоохранения в 2013, предусматривает и затрагивает все аспекты услуг, требуя обеспечить здоровый образ жизни для людей, живущих с психическими расстройствами, в том числе, шизофренией. Глобальный план подчеркивает, что лица с психическими расстройствами, без риска обнищания, должны иметь доступ к базовым услугам здравоохранения а также социальным услугам, которые позволят им достичь восстановления и максимально достижимого уровня здоровья. ВОЗ продвигает глобальные действия, используя принципы, которые основаны не только на фактических данных, но также на соблюдении прав пользователей сервиса психического здоровья, поэтому восстановление наблюдается как один из благоприятных итогов доступа к услугам (33).

Программа ВОЗ по заполнению пробелов в области охраны психического здоровья (34) и ее Руководство по клиническим вмешательствам (35), являются примерами нового подхода ВОЗ, когда подчеркивается важность психосоциальных вмешательств в дополнение к фармакотерапии, а также уделяется больше внимания здоровью пациентов в целом. Переработка Руководства ( mhGAP-IG) находится в процессе, и обновленная версия будет опубликована в 2015 году. В обновленной версии будут предоставлены рекомендации, которые могут в дальнейшем гарантировать, что вред сводится к минимуму, а преимущества максимальны, с точки зрения целостного подхода к обслуживанию здоровья пользователей.

Проект ВОЗ по защите прав (The Quality Rights Project) и его контрольный лист предоставляет хорошую возможность для мониторинга качества услуг для людей с психическими заболеваниями, включая шизофрению (36). Есть целый ряд действий, которые могли бы быть предприняты заинтересованными сторонами; приведем примеры:

Люди с шизофренией: Практикование заботы о себе и отстаивание своих прав, в том числе права на всестороннее здравоохранение. Участие в принятии решений и реализации программ по охране психического здоровья.

Семьи: Поддержка и расширение прав и возможностей членов семей людей, страдающих шизофренией.

Сообщества и гражданское общество: Расширение прав и возможностей людей с шизофренией, снятие стигмы и дискриминации, уважение их прав, содействие их включению в экономическую и общественную деятельность, а также социальную и культурную, соответствующая поддержка в трудоустройстве. Удовлетворение потребностей семей в физическом, социальном и психическом здоровье. Работа с местными агентствами по исследованию возможности трудоустройства или обучения, основанная на потребности человека и уровне его квалификации.

Сектор здравоохранения: Принятие некоторых мер, как сокращение и, в конечном итоге, прекращение институционализации (помещение пациентов в учреждения). Обеспечение высокого качества медицинского обслуживания физического здоровья, регулярный мониторинг факторов риска и побочных эффектов лечения, борьба с нездоровым образом жизни, а также выявление и лечение распространенных хронических заболеваний у людей с шизофренией. Принятие стратегий по прекращению курения, продвижение свободной от табачного дыма среды. Взаимодействие с пользователей сервиса с социальной сферой: улучшение ситуации с образованием, жильем, занятостью и другими секторами.

Социальный сектор: Расширение возможностей и поддерживание людей с шизофренией получать образование, занятость и жилье, а также координация с сектором здравоохранения и другими секторами.

Благодарность:
Мы хотели бы выразить признательность доктору G. Thornicroft и доктору J. Eaton за технический отзыв в информационном листке, который являлся отправной точкой для данной работы. MTY и СС являются сотрудниками ВОЗ, они несут ответственность за мнения, высказанные в этой публикации, которые не обязательно отражают решения, политику или взгляды Всемирной Организации Здравоохранения.

Ссылки:
1.Bellack AS. Scientific and consumer models of recovery in schizophrenia: Concordance, contrasts, and implications. Schizophrenia bulletin. 2006;32(3):432-42.
2. Sklar M, Groessl EJ, O’Connell M, Davidson L, Aarons GA. Instruments for measuring mental health recovery: a systematic review. Clinical psychology review. 2013;33(8):1082-95.
3.RAISE Project Overview. National Institute of Mental Health; Available from: http://www.nimh.nih.gov/health/topics/schizophrenia/raise/index.shtml. Accessed 16.07.2014.
4.Thornicroft G. Physical health disparities and mental illness: the scandal of premature mortality. The British journal of psychiatry : the journal of mental science. 2011;199(6):441-2.
5.Thornicroft G. Premature death among people with mental illness. BMJ. 2013;346.
6.Cuijpers P, Smit F. Excess mortality in depression: a meta-analysis of community studies. Journal of affective disorders. 2002;72(3):227-36.
7.De Hert M, Correll CU, Bobes J, CetkovichBakmas M, Cohen D, Asai I, et al. Physical illness in patients with severe mental disorders. I. Prevalence, impact of medications and disparities in health care. World Psychiatry. 2011;10(1):52-77.
8.Lawrence D, Hancock KJ, Kisely S. The gap in life expectancy from preventable physical illness in psychiatric patients in Western Australia: retrospective analysis of population based registers. BMJ. 2013;346:f2539.
9.Saha S, Chant D, McGrath J. A systematic review of mortality in schizophrenia - Is the differential mortality gap worsening over time? Arch Gen Psychiat. 2007;64(10):1123-31.
10.Svendsen D, Patricia Singer, Mary Ellen Foti, and B. Mauer. Morbidity and mortality in people with serious mental illness. Alexandria, VA, USA: National Association of State Mental Health Program Directors (NASMHPD) Medical Directors Council, 2006.
11.Larsen JI, Andersen UA, Becker T, Bickel GG, Borks B, Cordes J, et al. Cultural diversity in physical diseases among patients with mental illnesses. Aust Nz J Psychiat. 2013;47(3):250-8.
12.De Hert M, Dekker JM, Wood D, Kahl KG, Holt RI, Moller HJ. Cardiovascular disease and diabetes in people with severe mental illness position statement from the European Psychiatric Association (EPA), supported by the European Association for the Study of Diabetes (EASD) and the European Society of Cardiology (ESC). European psychiatry : the journal of the Association of European Psychiatrists. 2009;24(6):412-24.
13.Scott D, Happell B. The high prevalence of poor physical health and unhealthy lifestyle behaviours in individuals with severe mental illness. Issues in mental health nursing. 2011;32(9):589-97.
14.Correll CU. Acute and long-term adverse effects of antipsychotics. CNS spectrums. 2007;12(12 Suppl 21):10-4.
15.de Leon J, Diaz FJ. A meta-analysis of worldwide studies demonstrates an association between schizophrenia and tobacco smoking behaviors. Schizophr Res. 2005;76(2-3):135-57.
16.Stockings EA, Bowman JA, Prochaska JJ, Baker AL, Clancy R, Knight J, et al. The impact of a smoke-free psychiatric hospitalization on patient smoking outcomes: a systematic review. The Australian and New Zealand journal of psychiatry. 2014;48(7):617-33.
17.Shin JK, Barron CT, Chiu YL, Jang SH, Touhid S, Bang H. Weight changes and characteristics of patients associated with weight gain during inpatient psychiatric treatment. Issues in mental health nursing. 2012;33(8):505-12.
18.Vancampfort D, Probst M, Scheewe T, De Herdt A, Sweers K, Knapen J, et al. Relationships between physical fitness, physical activity, smoking and metabolic and mental health parameters in people with schizophrenia. Psychiat Res. 2013;207(1-2):25-32.
19.Cerimele JM, Katon WJ. Associations between health risk behaviors and symptoms of schizophrenia and bipolar disorder: a systematic review. Gen Hosp Psychiat. 2013;35(1):16-22.
20.Mitchell AJ, Lord O. Do deficits in cardiac care influence high mortality rates in schizophrenia? A systematic review and pooled analysis. J Psychopharmacol. 2010;24(4 Suppl):69-80.
21.Maj M. Physical health care in persons with severe mental illness: a public health and ethical priority. World Psychiatry. 2009;8(1):1-2.
22.Organization WH. Greater needs, limited access. B World Health Organ [Internet]. 2009; 87(4). Available from: http://www.who.int/bulletin/volumes/87/4/09-030409/en/. Accessed 16.07.2014.
23.Hor K, Taylor M. Suicide and schizophrenia: a systematic review of rates and risk factors. J Psychopharmacol. 2010;24(4 Suppl):81-90.
24.Fazel S, Gulati G, Linsell L, Geddes JR, Grann M. Schizophrenia and violence: systematic review and meta-analysis. PLoS medicine. 2009;6(8):e1000120.
25.Maniglio R. Severe mental illness and criminal victimization: a systematic review. Acta psychiatrica Scandinavica. 2009;119(3):180-91. 26.Eriksson A, Romelsjo A, Stenbacka M, Tengstrom A. Early risk factors for criminal offending in schizophrenia: a 35-year longitudinal cohort study. Soc Psych Psych Epid. 2011;46(9):925-32.
27.Alvarez-Jimenez M, Hetrick SE, GonzalezBlanch C, Gleeson JF, McGorry PD. Nonpharmacological management of antipsychoticinduced weight gain: systematic review and meta-analysis of randomised controlled trials. The British journal of psychiatry : the journal of mental science. 2008;193(2):101-7.
28.Wellness. Fountain House; Available from http://www.fountainhouse.org/content/wellness. Accessed 16.07.2014.
29.Organization WH. Mental health unlocking the asylum doors. Bugs, drugs and smoke: stories from public health: World Health Organization; 2011. p. 18.
30.Organization WH. Chain Free Initiatives. Available from http://www.emro.who.int/mentalhealth/chain-free-initiative/. Accessed 16.07.2014.
31.No mental health without physical health. Lancet. 2011;377(9766):611-.
32.Leucht S, Burkard T, Henderson J, Maj M, Sartorius N. Physical illness and schizophrenia: a review of the literature. Acta psychiatrica Scandinavica. 2007;116(5):317-33.33.Organization WH. Mental health action plan 2013 - 2020. Geneva, Switzerland2013.
34.Organization WH. mhGAP Mental Health Gap Action Programme Scaling up care for mental, neurological, and substance use disorders: WHO; 2008.
35.Organization WH. mhGAP Intervention Guide for mental, neurological and substance use disorders in non-specialized health settings: World Health Organization; 2010.
36.Organization WH. WHO QualityRights tool kit to assess and improve quality and human rights in mental health and social care facilities: World Health Organization; 2012. 338 p.

World Health Organization
Department of Mental Health and Substance Abuse
Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

 

Жизнь по ту сторону шизофрении – восстановление возможно
William A. Anthony, PhD
перевод Вячеслава Руднева (Михайловск, Россия)

В двадцатом веке в области психического здоровья существовала догма, что диагноз «шизофрения» обязательно обусловливает дальнейшее ухудшение состояния на протяжении всей жизни. В сущности, шизофрения рассматривалась, как пожизненное заключение с постоянным снижением уровня психического здоровья. Миф состоял в том, что большинство людей с шизофренией считались «деградирующими с шизофренией», в то время как в настоящее время считается, что многие люди с шизофренией могут полностью восстановиться после болезни и стать «живущими по ту сторону шизофрении». В то время как существует множество определений полного излечения от шизофрении, наиболее лаконичным является «Развитие нового смысла и цели в жизни человека в то время как он преодолевает катастрофу шизофрении» (Anthony, 1993). В то время, как большинство врачей 20-го века считали, что наиболее вероятным исходом шизофрении являлось «Обострение с ухудшением состояния между приступами» (Американская Психиатрическая Ассоциация, 1987), более поздние количественные и качественные исследования доказали обратное (Anthony&Ashcraft, 2010).

В конце ХХ века произошли два важных события, которые привели к пониманию факта, что восстановление после шизофрении возможно. Одним из фактов стали публикации людей, у которых были обнаружены психические заболевания, в том числе шизофрения. Начиная с 1980 года, упоминания о восстановлении после тяжелых психических заболеваний стали регулярно появляться в литературе (например, Deegan, 1988; Leete, 1989; Mead&Copeland, 2000). Одновременно стали обычным явлением качественные исследования опыта восстановления людей после заболеваний (e. g., Jacobson,2001; Jenkinsetal., 2007; Spaniolet. al,2003).

Вторым исследованием, которое подтвердило факт восстановления после шизофрении, было долгосрочное исследование больных шизофренией, проводившиеся по всему миру. Хардинг и ее коллеги рассмотрели результаты подобных долгосрочных исследований и выяснили, что ухудшение состояния при психическом заболевании, в том числе шизофрении, не является нормой (Harding, 1994; 2003). Результатом этих двух событий в настоящее время стало эмпирическое доказательство того, что исцеление и дальнейшая нормальная жизнь человека, которому поставлен диагноз «шизофрения», возможны. Люди с шизофренией не противостоят своему диагнозу и симптомам, а скорее направляют свои усилия на долгосрочный успех и удовлетворение жизнью, учебой, работой и социальными ролями. Люди с шизофренией могут жить не постоянно ухудшающейся, а нормальной, значимой жизнью.

На основе этого нового понимания процесса исцеления, происходит революция в области психического здоровья. Это революция точки зрения – точки зрения на то, что считается возможным для людей с диагнозом шизофрения. В прошлом веке считалось, что люди с шизофренией обречены на инвалидность с постоянным ухудшением состояния на протяжении всей жизни. Новые эмпирические и практические доказательства говорят о том, что эта точка зрения была ошибочной. Мы все больше убеждаемся, что исцеление от шизофрении возможно в гораздо большем количестве случаев, чем считалось ранее. Кроме того, оказывается, что большая часть того, что считалось хроническими случаями шизофрении, на самом деле было основано на отношении общества и системы здравоохранения к больному. Там, где раньше были только опасения дальнейшего ухудшения состояния и последующей инвалидности, в настоящее время появляется надежда на излечение и жизнь после шизофрении, наполненную смыслом. Видеть подобные возможности – означает изменить отношение к людям с шизофренией.

Ссылки:
1. American Psychiatric Association. (1987). Diagnostic and statistical manual of mental disorders (3rd ed.). Washington, DC.
2. Anthony, W. A. (1993). Recovery from mental illness: The guiding vision of the mental health service system in the 1990s. Psychosocial Rehabilitation Journal, 16(4), 11-23.
3. Anthony, W. A. & Ashcraft, L. (2010) The recovery movement. In B. L. Levin, K. H. Hennessy & J Petrila (Eds.) Mental Health Services: A Public
Health Perspective (pp. 465-479). Oxford: Oxford University Press.
4. Deegan, P. E. (1988). Recovery: The lived experience of rehabilitation. Psychosocial Rehabilitation Journal, 11(4), 11-19.
5. Harding, C. M. (1994). An examination of the complexities in the measurement of recovery in severe psychiatric disorders. In R. J. Ancill, D. Holliday & G. W. MacEwan (Eds.), Schizophrenia: Exporing the spectrum of psychosis (pp. 153-169).
Chichester: J. Wiley & Sons.
6. Harding, C. M. (2003). Changes in schizophrenia across time: Paradoxes, patterns,
and predictors. In C. Cohen (Ed.), Schizophrenia into later life (pp. 19-41). Washington, DC: APA Press.
7. Jacobson, N. (2001). Experiencing recovery: A dimensional analysis of consumers’ recovery narratives. Psychiatric Rehabilitation Journal, 24(3), 248-256.
8. Jenkins, J. H., Strauss, M. E., Carpenter, E. A., Miller, D., Floersch, J., & Sajatovic, M. (2007). Subjective experience of recovery from schizophrenia-related disorders and atypical antipsychotics. International Journal of Social Psychiatry, 51, 211-227.
9. Leete, E. (1989). How I perceive and manage my illness. Schizophrenia Bulletin, 15(2), 197-200.
10. Mead, S., & Copeland, M. E. (2000). What recovery means to us: Consumers’ perspectives. Community Mental Health Journal, 36(3), 315-
328.
11. Spaniol, L., Gagne, C., & Koehler, M. (2003). The recovery framework in rehabilitation and mental health. In D. Moxley & J. R. Finch (Eds.), Sourcebook of Rehabilitation and Mental Health Practice (pp. 37-50): Kluwer Academic/Plenum
Publishers.

William A. Anthony, Ph. D
ProfessorEmeritus
BostonUniversity

 

Жизнь с шизофренией – призыв к действию

Тема Всемирного Дня Психического Здоровья 2014 года - жизнь с шизофренией. Выбор темы связан с тем, что мы хотим дать надежду тем 26 миллионам человек (а вместе с семьями и опекунами в два раза большему количеству людей), страдающих шизофренией.

Шизофрения – это болезнь, которая, как правило, начинается в подростковом возрасте, и может повлиять на качество жизни, значительно усложняя человеку процесс раскрытия полного его потенциала. Однако нам известно, что 50 %, если не больше, людей, страдающих от шизофрении, в конечном итоге могут вылечиться, если им оказать необходимую помощь. Исцеление – есть путь к полному восстановлению, и исцеление возможно. Это показывают и те личные истории, которыми мы имели честь поделиться с вами в этом году в материалах к Всемирному Дню Психического Здоровья.

Для того, чтобы помочь людям достичь полного восстановления, мы призываем мировое медицинское сообщество, правительственные организации, доноров, многопрофильные учреждения и другие структуры, имеющие интерес в вопросах психического здоровья, делать все возможное, чтобы поддержать людей, страдающих от шизофрении и их семьи, особенно принимая во внимание тот факт, что защита и лечение людей с шизофренией признаны ООН одним из основных прав человека.

Основным препятствием на пути достижения восстановления является социальная позиция и стигма, связанная с психическими заболеваниями и шизофренией. Мы призываем каждого члена общества быть выше этих предрассудков и заботиться о своих соседях. Доступное жилье, образование, отдых, семейная жизнь и общение продолжают оставаться проблемами для многих людей с шизофренией. Мы призываем людей, предоставляющих различные услуги, делающие жизнь простой, хорошей и удобной, обеспечить этими услугами и людей с шизофренией наряду с остальными.

Ранняя диагностика и хорошее психическое и физическое здоровье очень важны, а сотрудничество между семьями, медиками и людьми с шизофренией является очень важным фактором. Политики и специалисты в области прав человека должны пересмотреть свою точку зрения для того, чтобы обеспечить паритет физического и психического здоровья в вопросах здравоохранения.

Духовность может сыграть важную роль в вопросах поддержания психического здоровья и жизни или лечения при психических заболеваниях, и поддержка в этих вопросах тоже необходима. Наряду с этим, неправительственные организации должны активно искать людей с шизофренией для того, чтобы поддерживать их и помогать им в вопросах социализации.

Для того, чтобы достигнуть позитивных перемен, нам необходимо сосредоточиться на высококачественных исследованиях, которые позволят нам выработать действительно научно-обоснованные методы лечения. Нам нужны эффективные лекарства с меньшими побочными эффектами, доступ к психологической и социальной терапии, пропаганда отказа от курения, возможность помочь в тех вопросах, которые позволяют поддерживать здоровый образ жизни и вернуться к нормальной жизни при шизофрении.

Всемирный день психического здоровья является знаковым событием для Всемирной Организации Психического Здоровья, старейшей правозащитной организации в вопросах психического здоровья в мире. Это дает цель каждому из нас, независимо от членства в ВОПЗ для того, чтобы бороться за улучшение психического здоровья, чтобы решить проблемы стигматизации, которые могут ограничить развитие личности.

Всемирный День Психического Здоровья отмечается огромным количеством групп людей, больших и малых, по всему миру 10 октября. Это событие ставит вопросы психического здоровья на повестку дня каждого и приводит к более тесному взаимодействию людей. Давайте делиться результатами нашей деятельности. Отправляйте фотографии, программы событий, итоги мероприятий, которых вы добились¸ на адрес Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript , чтобы мы могли радоваться работе и успехам друг друга, учиться друг у друга и поддерживать друг друга.


Глава VI
перевод Вячеслава Руднева (Михайловск, Россия)

Благодарности

Когда мы отмечаем кампанию «Всемирный День Психического Здоровья 2014», мы также должны отметить выдающихся людей, живущих с шизофренией. Нам следует остановится на мгновение и представить ту боль, ту степень напряжения, те усилия, которые прикладывают эти люди для борьбы с болезнью, как они преодолевают проблемы на своем пути к счастливой и комфортной жизни. Мы благодарим всех тех, кто рассказал о своем опыте жизни с шизофренией и надеемся, что их истории сподвигнут других на то, чтобы рассказать о своих проблемах, встать на ноги и начать процесс собственного выздоровления. Шизофрения – это болезнь, сопровождающая человечество на протяжении всей истории, и тем не менее на данный момент она все еще не изучена до конца, и лечение только начинает становиться личностно-ориентированным и направленным на полное восстановление. Кампания-2014 даст вам информацию о том, что такое шизофрения, как раннее вмешательство в процесс лечения и целостный подход к излечению влияют на то, как люди живут с шизофренией, покажет какова роль профилактики и укрепления здоровья, социальной интеграции и расскажет много историй из личного опыта для того, чтобы помочь понять как люди справляются с диагнозом «шизофрения» и как они достигают полного восстановления после болезни.

Каждый год, когда мы начинаем подготовку материала, мы начинаем работать с такими удивительными профессионалами своего дела, готовыми и способными внести свой вклад в кампанию. Поэтому мы хотели бы расширить список искренних благодарностей чтобы сказать спасибо всем тем авторам, которые участвовали в подготовке материала в этом году – Jeffrey Geller, Janet Meagher, Bill Mac Phee, David Crepaz-Keay, Dinesh Bhugra, Nikos Christodoulou, John Bowis, Juan Mezzich, Patrick McGorry, Todd Edwards, Philippa Garety, Julian Leff, Mohammed Abou-Saleh, Helen Millar, Janet Paleo, Gabriel Ivbijaro, Sir David Goldberg, Henk Parmentier, Lucja Kolkiewicz, Michelle Riba, R Fradgley, AKhan, William Anthony и персонал Hilland Knowlton Strategies, UK.

Также мы хотели бы поблагодарить тех, кто продолжает процесс организации и управления этим проектом - Dr L PattFranciosi, Dr Gabriel Ivbijaro, Elena Bergerand Deborah Maguire.

Наряду с авторами, мы хотели бы передать слова искренней благодарности профессионалам верстки и дизайна из C/Change, Inc. Hugh Schulze за вдохновение и поддержку Всемирного Дня Психического Здоровья различными способами и мы хотели бы отметить их особую роль в нашем новом образе – нашем новом вебсайте и дизайне материалов.

В этом году нам удалось организовать перевод материалов на несколько языков. Благодаря щедрым пожертвованиям на момент печати мы имели следующие переводы (и мы хотели бы поблагодарить авторов перевода) –
АРАБСКИЙ – Его Превосходительство, Dr Abdulhameed Al-Habeeb Генеральный директор MentalHealth, Министерство Здравоохранения Саудовской Аравии и Dr.AbdullahAl-Khathami.
ХИНДИ - M.L. Agrawal, Dr. Aruna Agrawal, Руководители of Agrawal Neuro Psychiatry, India.
РУССКИЙ – Astra Zeneca Russia.
КИТАЙСКИЙ - New Life Psychiatric Rehabilitation Association, Hong Kong
Кампания Всемирного Дня Психического Здоровья получила и индивидуальные пожертвования, и мы хотели бы поблагодарить тех, кто их оказал:
Larry Cimino
George Christodoulou
L. Patt Franciosi
Gabriel Ivbijaro and Lucja Kolkiewicz
Deborah Wan

И наконец, мы хотели бы поблагодарить наших спонсоров по образовательным грантам, без которых наша программа не была бы реализована: 

Sponsors

Прочитано 1963 раз Последнее изменение Понедельник, 11 Июля 2016 12:21

КАБИНЕТ ON-LINE КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ ДЛЯ ПОДРОСТКОВ И МОЛОДЁЖИ


Все статьи

Яндекс.Метрика