1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>
Воскресенье, 28 Октября 2012 06:18

Депрессия как следствие экономического кризиса.

Оцените материал
(0 голосов)
Введение
Несмотря на то, что результаты исследований, направленных на выявление связи между экономическим кризисом и конкретными психическими заболеваниями, считаются весьма скудными (Lee и др., 2010), все же существуют доказательства связи между подобным кризисом и психопатологиями. Эти доказательства основаны на анализе событий в США, Азии и бывшем Советском Союзе, а также исходя из нынешнего кризиса (Araya и др., 2003b). Особенно это касается депрессии (Butterworth и др., 2009) и суицидов (Lee и др., 2010).

Обычная печаль и депрессия
Важно различать между обычной печалью и депрессией. В случае присутствия неблагоприятных событий, таких как смерть родственника, личное унижение (особенно в определенных культурах), разочарование, утрата социального статуса, и даже финансовые потери, определенная психологическая реакция является вполне ожидаемым и, конечно же, нормальным явлением. При таких обстоятельствах отклонением от нормы могли бы считаться именно низкая интенсивность или полное отсутствие реакции (апатия), что часто можно наблюдать у пациентов с шизофренией и у некоторых индивидов с нарушением личностного характера (Christodoulou и др., 2000).
Поэтому важно понимать различие между печалью и депресисей, т.е. между «адаптивной» и «дисфункциональной» реакцией на негативное жизненное событие, хотя провести такое различие иногда бывает сложно (Maj, 2011).

Как печаль, так и депрессия вполне ожидаемы в периоды экономических потрясений. В первом случае необходимы активные программы по стабилизации рынка, поддержка семьи, солидарность и психологическая поддержка. В другом случае, помимо вышеуказанного, потребуется лечение депрессии.

Распространенность депрессии
Глубокой депрессией страдает каждый десятый человек, и почти каждый пятый страдал этим расстройством хотя бы раз в жизни (за последний год такое испытывали 10 % респондентов, а в жизни вообще – 17 %) (Kessler и др., 1994). К 2020 году депрессия станет второй по распространенности причиной инвалидности в мире (ВОЗ, 2001), а к 2030 она станет самым крупным фактором, вызывающим расстройства (ВОЗ, 2008).

Эти цифры демонстрируют, насколько важно уделять внимание депрессии в контексте охраны общественного здоровья, но за цифрами стоят конкретные люди, которые мучаются от страданий, а это намного важнее. Степень душевных страданий человека с депрессией можно понять, если подумать о том, что многие пациенты предпочитают умереть, но не терпеть эти страдания. В свете того, что подавляющее большинство лиц, совершающих суицид, страдают психическими расстройствами, и особенно депрессией, необходимость раннего выявления этого расстройства в службах первичной помощи представляется неоспоримой (Patel и др., 2010, Araya  и др., 2003a).

Атипичные клинические проявления депрессии
Депрессия печально известна разнообразием своих проявлений и изменчивостью природы. Она может маскироваться за разными состояниями, от предрасположенности к различного рода несчастным случаям до сексуальной дисфункции, она может присутствовать наряду с большим количеством расстройств (коморбидность), таких как тревога, приступы паники, алкоголизм, а также с различными соматическими заболеваниями, подобными раку, диабету и хронической боли. В некоторых случаях депрессия может иметь различные симптомы, отличные от главного (замаскированная депрессия, «депрессия без депрессии»), и даже прямо противоположные симптомы («улыбающаяся депрессия») (Christodoulou и др., 2000). По причине множества своих проявлений клиническая диагностика депрессии требует от специалиста кинических навыков и опыта.

Очевидно, что большая часть суицидов, совершаемых во времена экономического кризиса, приходятся на долю людей, страдающих типичной или атипичной депрессией. В таких случаях экономический кризис (и особенно безработица) выступают в роли провокатора. Именно поэтому важно проводить выявление случаев появления депрессии в периоды экономических сложностей.

Экономический кризис и психическое здоровье
Настоящему экономическому кризису, начавшемуся в 2008 году, предшествовал кризис в США в 1929 году, серьезный кризис в бывшем Советском Союзе в начале 1990-х, а также в Азии в конце 1990-х. Исходя из этого, мы знаем, что экономический кризис сопровождается снижением дохода, ростом безработицы и нестабильности, а также сокращением финансирования социальных программ (включая сектор сервиса психического здоровья).

В предисловии к буклету ВОЗ «Влияние экономического кризиса на психическое здоровье» (“Impact of economic crises on mental health” (2011)), директор Европейского регионального бюро ВОЗ Зузанна Якаб (Zsuzsanna Jakab) отмечает, что из-за нынешнего экономического кризиса отмечается спад экономической деятельности, угнетение рынков недвижимости, увеличение безработицы и количества людей, проживающих за чертой бедности. Все это приводит к значительному сокращению финансирования социальной сферы, и многие страны сталкиваются со сложностями в области здравоохранения и социального обеспечения.

В таких условиях люди с низким уровнем дохода, и особенно те, кто живут на пороге черты бедности, оказываются под давлением серьезного психологического стресса (ВОЗ, 2009). Воздействуя на родителей, финансовый кризис затрагивает и психическое здоровье детей (Solantaus и др., 2004, Ahagnostopoulos и Soumaki, 2012), а это может привести к проблемам в когнитивном, эмоциональном и физическом развитии детей (Marmot, 2009).

На здоровье людей может оказывать влияние социально-экономический спад, обусловленный потерей работы и ограниченности дохода (Wilkinson и Marmot, 2003), и это может привести к большей выраженности социального неравенства в плане здоровья (Kondo и др., 2008).

Безработица, ухудшение финансового статуса и семейные неурядицы – все это может спровоцировать или ускорить появление проблем психического характера. Депрессия, суицид и алкоголизм являются именно такими проблемами (Dooley и др., 194, Clark и Oswald, 1994, Dorling, 2009, Lewis и Sloggett, 1998, Agerbo, 2005). Очень сильна связь между безработицей и суицидами (Stuckler и др., 2009, Economou и др., 2008). На каждый 1 % роста безработицы приходится 0.79 % роста в количестве суицидов, совершаемых до достижения индивидами 65-летнего возраста (Stuckler и др., 2009). Особенно часто гибнут в результате суицидов мужчины (Berk и др., 2006)/

Серьезным фактором, провоцирующим развитие психических расстройств, является наличие долгов (Jenkins и др., 2008, Skapinakis  и др., 2006, Brown и др., 2005). То же самое можно сказать и о проблемах с оплатой коммунальных счетов и финансовых сложностях в общем, но похоже, что именно наличие долга становится особым психологическим бременем для восприимчивых людей и лиц, имеющих предрасположенность к депрессивным реакциям. В результате у них может возникнуть или усилиться ранее присутствовавшее чувство вины. Чем больше у человека долгов, тем вероятнее возникновение у него психического расстройства (Jenkins и др., 2008).

Связь психопатологии с бедностью (это состояние может стать результатом экономического кризиса, особенно у лиц, живущих на грани экономического коллапса) демонстрировалась уже неоднократно (напр., Patel и др., 2003). Данные, полученные в Японии, Гонконге, Корее и прочих странах Азии (Chang и др., 2009), доказывают, что серьезные финансовые потери, имевшие место по причине азиатского кризиса, и особенно рост безработицы, привели к росту суицидов. То же касается Китая, когда в результате серьезных социальных перемен, приведших к ряду потерь, включая значительные финансовые потери, произошел рост случаев депрессии и суицидов (Philips и др., 1999). Массовые суициды земледельцев в Индии, последовавшие за сельскохозяйственной реформой в середине 1990-х, которая привела к резкому экономическому спаду, дополнительное тому подтверждение (Sundar, 1999).

Giotakos и др. (2011) изучали взаимосвязь между двумя экономическими показателями (безработица и средний доход) и переменными факторами психических расстройств. Уровень безработицы был прямо пропорционален количеству убийств, а средний доход был обратно пропорционален уровню суицидов. Иными словами, бедность и суициды идут рука об руку.

Kentiklenis и др. (2011) сообщают, что из-за экономического кризиса, разразившегося в Греции, финансирование государственных больниц в 2011 году было сокращено на 40 %, количество поступлений в государственные больницы возросло, а число граждан, оценивающих состояние своего здоровья как плохое или очень плохое, выросло. Кроме того, за период с 2007 по 2009 число убийств и краж почти удвоилось, количество суицидов значительно выросло, употребление героина возросло, а в количестве случаев инфекционных заболеваний среди лиц, употребляющих героин, выросло в 10 раз. Однако, экономический кризис имел и побочный эффект: снижение количества пьяных водителей и снижение употребления алкоголя.

Телефонный опрос, проведенный в Греции (Economou и др., 2011) показал, что число попыток суицида, предпринятых с 20099 по 2011 годы, выросло на 36 %. Эти результаты вполне соответствуют тем, что были получены в ходе исследования, которое провели Stuckler и др. (2011).

Economou и др. (2012) сообщают о заметном росте в 2010 году количества телефонных звонков, напрямую или косвенно связанных с экономическим кризисом. Звонившие обычно говорили о присутствии у них симптомов депрессии и в основном были безработными.

Справедливости установления связи между нынешним экономическим в Греции и количеством суицидов возражает Fountoulakis и др. (2012), которые указывают на релевантные статистические отчеты, опубликованные в ВОЗ и в Греции, и согласно которым значительных соответствующих изменений в период кризиса. Авторы рекомендуют с осторожностью интерпретировать существующие данные.

Меры по профилактике психопатологий в периоды экономического кризиса
Связь между уровнем безработицы и возникновением психопатологий, и в особенности депрессии и суицидов, наталкивает на необходимость разработки программ помощи людям с целью обеспечения их работой. Интересно отметить, что в Финляндии и Швеции в период экономического спада уровень суицидов не претерпел негативных изменений. Возможно, что причиной тому эффективная работа социальных служб и предоставление социальных льгот (Ostamo и Lonnqvist, 2001 Hintikka и др., 1999). Посмотрев с другой стороны, можно прийти к аналогичному выводу: сокращение государственного финансирования социальной сферы в США сопровождалось ростом числа суицидов (Zimmerman, 2002).

Вышеприведенное подтверждается также следующими данными:

Сравнение показателей суицида в Испании и Швеции в период с 1980 по 2005 годы позволило обнаружить, что несмотря на резкий рост безработицы, ставший результатом серьезного банковского кризиса в Швеции в начале 1990-х, количество суицидов там не выросло. Однако, прямо противоположной была картина в Испании в ходе многочисленных кризисов банковского сектора в 1970-х и -80-х (Stuckler и др., 2009). Конечно, между Испанией и Швецией есть масса социокультурных различий, и все же основным дифференцирующим фактором, вероятно, стало количество ресурсов, напрваляемых на социальную защиту населения (ВОЗ, 2011)/

Данные, полученные из Греции (Giotakos и др., 2012) тоже соответствуют этим выводам, так как удалось обнаружить, что количество суицидов обратно пропорционально количеству служб, предоставляющих свои услуги в сфере первичного оказания медицинской помощи и в области психического здоровья, а также количеству инфраструктур, занимающихся в Греции сервисом психического здоровья.

Активные программы, реализуемые на рынке труда, способны, в некоторой степени, снижать деструктивное влияние безработицы, оказываемое ею на психическое здоровье населения (Stuckler и др., 2009). Такие программы подразумевают укрепление психической устойчивости у безработных, и они доказали свою рентабельность (Vuori и др., 2002, Vinocur и др., 1991).

В периоды экономического кризиса важны также программы поддержки  семьи. Сложность состоит в том, что из-за кризиса финансирование таких программ и размер зарплат специалистов, вовлеченных в их исполнение, ограничены, а некоторые такие программы были полностью заброшены.

Тем не менее, существует подтверждение того, что в странах ЕС каждые 100 долларов США, затраченные на подобные программы, снижают влияние безработицы на уровень суицидов на 0.2 % (Stuckler и др., 2009). Естественно, специалисты сервиса психического здоровья и защитники прав пациентов должны более ясно указывать на рентабельность таких программ.

Вопросы, на которые обращалось внимание в отчете ВОЗ (2011), а также рекомендации, включали следующее:
•    Контроль цен на алкогольную продукцию и доступ к ней ввиду связи между ростом уровня безработицы и повышением смертности от алкоголя, отмечаемой во многих странах ЕС (Stuckler, 2009), а также увеличение смертности по причине злоупотребления алкоголем после кризисов 1991 и 1998 годов в России (Zaridze и др., 2009).
•    Раннее выявление проблем с психическим здоровьем, суицидальных идей и злоупотребления алкоголем.
•    Развитие общественных служб психического здоровья, что доказало свою эффективность в плане снижения суицидов (Pirkola и др., 2009).
•    Помощь в наработке навыков решения проблем, которые могут предотвратить развитие депрессии и суицидального поведения (Отчет ВОЗ, 2009).
•    Программы по снижения количества долгов среди населения.
•    Борьба со стигмой (кампании, направленные общую публику, показали скромные результаты, а потому были обозначены более целенаправленные подходы).
•    Демонстрация того, что затраты на психическое здоровье населения дают экономические преимущества.
•    Продолжение реформы в сфере сервиса психического здоровья (особенно в плане деинституционализации и переноса служб психического здоровья в учреждения первичной помощи), при этом привязав финансирование к системе аккредитации и оценки работы специалистов.

Заключение
Депрессия, особенно в ее клиническом проявлении в виде саморазрушения, является одним из наиболее серьезных психопатологических состояний, которые связаны с экономическим кризисом. В периоды экономического спада важным представляется осуществление мер по выявлению депрессии и суицидальных наклонностей, что могло бы стать привычной процедурой в психиатрии. Ввиду связи суицидального потенциала и безработицы, необходимо наличие программ поддержки и активный рынок труда. Можно также порекомендовать уделять внимание всему вышесказанному и принимать меры, направленные на создание рентабельного и активного рынка труда, а также развитие программ реабилитации и поддержки семей.

Ссылки
Agerbo E. (2005). Effect of psychiatric illness and labor market status on suicide: a healthy worker effect? Journal of Epidemiology and Community Health 59, 598-602
Anagnostopoulos D., Soumaki E. (2012). The impact of socioeconomic crisis on mental health of children and adolescents. Editorial. Psychiatriki 23: 15-16
Araya R., Lewis G., Rojas G., Fritsch R. (2003b). Education and Income: which is more important for Mental Health? J. Epidem. Commun. Health 57, 501-555
Araya R., Rojas G., Fritsch R. et al (2003a). Treating depression in primary care in low-income women in Santiago, Chile: a randomized controlled trial. Lancet 361, 995-1000
Berk M., Dodd S., Henry M. (2006). The effect of macroeconomic variables on suicide. Psychological Medicine 36,
181-189
Brown S., Taylor K., Price SW. (2005). Debt and distress: evaluating the psychological cost of credit. Journal of Economic Psychology 26, 642-663
Butterworth P., Rodgers B., Windsor TD. (2009). Financial hardship, socio-economic position and depression: results from the PATH through the Life Survey. Soc Sci Med 69: 229-237
Chang SS., Gunnell D., Sterne JAC et al (2009). Was the economic crisis 1997-1998 responsible for rising suicide rates in east/southeast Asia? A time-trend analysis for Japan, Hong-Kong, South Korea, Taiwan, Singapore and Thailand. Soc. SciMed. 69, 1322-1331
Christodoulou GN and collaborators (2000). Psychiatriki, Beta, Athens
Clark A., Oswald AJ. (1994). Unhappiness and unemployment. Economic Journal 104, 648-659
Dooley D., Catalano R., Wilson G. (1994). Depression and unemployment: panel findings from the Epidemiologic Catchment Area Study. American Journal of Community Psychology 22, 745-765
Dorling D. (2009). Unemployment and health. British Medical Journal 338, b829
Economou M., Madianos M., Theleritis CP., Peppou L., Stefanis C. (2011). Increased suicidality and economic crisis in Greece. Lancet 378, 1459
Economou A., Nikolaou A., Theodossiou I. (2008). Are recessions harmful to health after all? Evidence from the European Union. Journal of Economic Studies 35, 368-384
Economou M., Peppou LE., Louki E., Komporozos A., Mellou A., Stefanis C. (2012). Depression telephone helpline: Help seeking during the financial crisis. Psychiatriki 23: 17-28
Fountoulakis K., Grammatikopoulos I., Koupidis S., Siamouli M., Theodorakis P (2012). Letter to the Editor, Lancet 379, 1001
Giotakos O., Karabelas D., Kafkas A. (2011). Financial crisis and mental health in Greece: Findings from the association between financial and mental health factors. Psychiatriki 22, 109-119
Giotakos O., Tsouvelas G., Kontaxakis V. (2012). Suicide rates and mental health services in Greece, Psychiatriki 23: 29-38
Hintikka J., Saarinen PI., Viiramäki H. (1999). Suicide mortality in Finland during an economic cycle, 1985-1995. Scandinavian Journal of Public Health, 27: 85-88
Jenkins R., Bhugra D., Bebbington P. et al (2008). Debt, income and mental disorder in the general population. Psychological Medicine 38, 1485-1493
Kentikelenis A., Karanikolos M., Papanikolas I., Basu S., McKee M., Stuckler D. (2011). Health effects of financial crisis: omens of a Greek tragedy. Lancet 378, 1457-1458
Kessler RC., McGonagle KA., Zhao S. et al (1994). Lifetime and 12month prevalence of DSM-III-R psychiatric disorders in the US : Results from the National Comorbidity Survey. Arch. Gen. Psychiatry 51, 8-19
Kondo N. et al (2008). Economic recession and health inequalities in Japan: analysis with a national sample, 1986-2001. Journal of Epidemiology and Community Health 62, 869-875
Lee Sing, Guo Wan-Jun, Tsang Adley, Mak Arthur DP, Wu Justin, Ng King Lam, Kwok Kathleen (2010). Evidence for the 2008 economic crisis exacerbating depression in Hong Kong 126, 125-133
Lewis G., Sloggett A. (1998). Suicide, deprivation and unemployment: record linkage study. British Medical Journal 317, 1283-1286
Maj M. (2011). Clinical Depression VS Understandable Sadness. Is the difference clear and is it relevant to treatment decisions? Festschrift volume for Prof. George Christodoulou, Beta
Publishers, Athens pp. 174-178 (www.paeeb.com – editions)
Marmot MG., Bell R. (2009). How will the financial crisis affect health? British Medical Journal 338, b1314
Ostamo A., Lönnqvist J. (2001). Attempted suicide rates and trends during a period of severe economic recession in Helsinki, 1989-1997. Social Psychiatry and Psychiatric Epidemiology 36: 354-360
Patel V., Gwanzura F., Simunyu E., Mann A., Lloyd K. (1995). The explanatory models and phenomenology of common mental disorder in Harare, Zimbabwe, Psychol. Med 25, 1191-1199
Patel V., Weiss HA., Chowdhary N. et al (2010). Effectiveness of an intervention led by lay health counselors for depressive and anxiety disorders in primary care in Goa, India (MANAS): a cluster randomized controlled trial. Lancet 376, 2086-2095
Philips MR., Liu H., Zhang Y. (1999). Suicide and social change in China. Cult Med Psychiatry 23, 25-50
Pirkola S. et al (2009). Community mental-health services and suicide rate in Finland: a nationwide small-area analysis. Lancet, 373: 147-153
Skapinakis P. et al (2006). Socio-economic position and common mental disorders. Longitudinal study in the general population in the UK, British Journal of Psychiatry 189, 109-117
Solantaus T., Leinonen J., Punamäki RL. (2004). Children’s mental health in times of economic recession: replication and extension of the family economic stress model in Finland. Development. Psychology 40, 412-429
Stuckler D., Basu S., Suhroke M., Coutts A., Mc Kee M. (2009). The public health effect of economic crises and
alternative policy responses in Europe: an empirical analysis, Lancet 374, 315-323
Stuckler D., Basu S., Suhrcka M., Coutts A., Mc Kee M. (2011). Effects of the 2008 recession on health: a first look at European data. Lancet 378, 124-125
Sundar M. (1999). Suicide in farmers in India. Br J Psychiatry 175, 585-586
Vinokur AD., van Ryn M., Gramlich EM., Price RH. (1991). Long – term follow-up and benefit-cost analysis of the jobs program: a preventive intervention for the unemployed. Journal of Applied Psychology 76: 213-219
Vuori J. et al (2002). The Työhön Job. Search Program in Finland: benefits for the unemployed with risk of depression or discouragement. Journal of Occupational and Organizational Psychology 78: 43-52
WHO Global Burden of Disease (2008): 2004 update. Geneva: World Health Organization. http://www.who.int/healthinfo/global_burden_disease/GBD_report_2004update_full.pdf (accessed
Feb. 5, 2012)
Wilkinson R., Marmot M. (eds) (2003). Social determinants of health: the solid facts, 2nd ed. Copenhagen, Regional office for Europe
World Health Organization (2001). The World Health Report 2001. Mental Health. New Understanding. New Hope. Geneva WHO
World Health Organization (2009). Financial crisis and global health: report of a high-level consultation. Geneva, World Health Organization
World Health Organization (2011). Impact of Economic crises on mental health, Regional Office for Europe, Copenhagen
Zaridze D. et al (2009). Alcohol and cause – specific mortality in Russia: a retrospective case-control study of 48.557 adult deaths. Lancet 373: 2201-2214
Zimmerman SL. (2002). State’s spending for public welfare and their suicide rates, 1960 to 1995: what is the problem? Journal of Nervous and Mental Disorders, 190: 349-360


Материал предоставлен Всемирной федерацией психического здоровья (PO Box 807, Occoquan, VA 22125, USA Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript , www.wfmh.org)
На русский язык переведен членом Совета ПроПси Владиславом Владимировичем Бабаянц.

Дополнительная информация

  • Автор публикации: Профессор Джордж Н. Христодулу, профессор психиатрии, Университет Афин, Президент-элект Всемирной федерации психического здоровья, почетный член Всемирной психиатрической ассоциации, Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript
  • Год публикации: 2012
Прочитано 3932 раз Последнее изменение Воскресенье, 28 Октября 2012 06:23

КАБИНЕТ ON-LINE КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ ДЛЯ ПОДРОСТКОВ И МОЛОДЁЖИ


Все статьи

Яндекс.Метрика